Вышел 1-й том комментария Библейская Динамика на английском

Его можно приобрести здесь https://www.amazon.com/dp/1949900207

Приобретите и подарите своим англоязычным друзьям - это ваша огромная поддержка нашей деятельности!




Александр Булгаков●●Где Авель, брат твой?●Письма Пятнадцатое - шестнадцатое

Материал из ЕЖЕВИКА-Публикаций - pubs.EJWiki.org - Вики-системы компетентных публикаций по еврейским и израильским темам
Перейти к: навигация, поиск

Книга: Где Авель, брат твой?
Характер материала: Эссе
Автор: Булгаков, Александр
Дата создания: 2009. Копирайт: правообладатель разрешает копировать текст без изменений
Письма Пятнадцатое - шестнадцатое

Пятнадцатое

Рувим Иосифович, шалом.

Ваше последнее письмо... Знаете, всегда, когда пишу «последнее», вспоминаю своё: когда я получал свидетельство (нет, заключение судмедэкспертизы) о смерти своего сына, то патологоанатому сказал обычное «До свидания»; он меня быстро перебил: «Прощайте, прощайте». У каких-то профессий есть свои суеверия. Сел как-то в маршрутное такси, а шофером оказался мой приятель; время было уже позднее, вечернее, и я спросил его: «Последний рейс?» Он ответил: «Не говори "последнее" а говори "остатнее"». Так и я при этом слове как будто внутри спотыкаюсь, хотя суеверия никакого не испытываю.

Это письмо мне хочется написать на одном дыхании, потому что Вы заказали мне тему, которая, по сути, является отправной точкой моих размышлений о судьбах Израиля и мира. Немного получилось пафосно, но ведь этот тон задан не мной. Возможно, это действительно фантастика, но если это так, то все претензии — к Библии.

Совершенно без всякой рисовки говорю, что тема эта доставляет мне озабоченность постоянно. Откуда это во мне? Маниакальности вроде бы не замечаю, раз задаю себе этот вопрос. Как бы там ни было, я почти дословно могу повторить слова Павла, когда он писал письмо в Рим тамошним христианам из иудеев: «...моя печаль столь глубока... что желал бы попасть под Божье проклятие и быть отделённым от Машиаха, если бы это помогло моим братьям». Так начинаются его знаменитые 9 — 11-е главы его послания Римлянам. Я буду цитировать Вам не по синодальному переводу, хотя Вы можете проследить за мной по имеющейся у Вас Библии синодальной. Смысл везде в данных главах один и тот же; просто перевод у меня более современный, непосредственно еврейский (выходные данные этого издательства — 78 Манахат, 96901 Иерусалим, Израиль).

Павел начинает свои рассуждения весьма сильно. Что такое «херем» для глубоко верующего еврея, т. е. отлучение от синагоги, от общества Израиля, от Бога, — это знал хорошо только тот, кто прошёл через это. Проклятие и изгнание в жизни земной и последующей, заупокойная служба в синагоге как по умершему, — это, наверное, с ужасом представлял себе каждый еврей. И Шауль готов был пойти на всё это, если бы только такая жертва помогла его единокровным братьям-евреям увидеть в его Йегошуа долгожданного Машиаха. Подумать только, он готов был даже быть отлученным от грядущего его царства. Насколько всё это реально, мы об этом здесь не судим, но следует почувствовать высокое напряжение и самоотверженность Шауля.

Он приводит целый ряд мест из псалмов и пророков (Осии, Малахии, Иоиля, много — из Исайи), чтобы показать прежде всего, что забота Всевышнего была не только об Израиле. Более того, эти пророки прямо говорили, что будет период, когда Израиль на время отойдёт как бы на задний план, а на передний выйдут те, кто был в исторической тени. «Я был найден теми, кто не искал Меня; Я стал известен тем, кто не спрашивал обо Мне» (Ис. 65:1); «И скажу не Моему народу: «Ты — Мой народ», а он скажет: «Ты — мой Бог» (Осия 2:23).

Одним из незыблемых свойств Всевышнего является справедливость, и в силу её Он даёт язычникам возможность стать единой духовной семьей в доме Отца. Такая возможность открывается благодаря Йегошуа Машиаху. Евреям это может не понравиться, но справедливости ради следовало бы подумать: в своей ортодоксальной или национальной ревности не унижают ли они Творца, предоставляя Ему возможность заботиться о язычниках только в грядущие времена? Помните о горе Сионе, к которой «потекут все народы»? Это не личный мой выпад; повторяю, что ваши пророки говорили о всеобщности царства Машиаха, за что они и подвергались осуждению от своих же. Таков пророческий удел!

Церковь период Йегошуа (нынешний период) называет периодом Благодати, когда миллионы и миллионы людей, ранее не знавшие света Единого, были обращены к этому свету. Йермияху как-то сказал: «Ты влёк меня, Господи, — и я увлечён». Через Йегошуа языческий мир узнал о любви Небесного Отца и был увлечён этой любовью. Знаю, Рувим Иосифович, что каждый еврей при этом вспомнил бы о многих отвратительных деяниях, творимых от лица Церкви. Но возьмите судьбу моего деда, который не только на словах, но и жизнью своей засвидетельствовал преданность Богу, а уж то, что он не был антисемитом, так же верно, как то, что таковым не являюсь я. И мой дед не исключение; таких было очень много, и число им знает лишь Господь. У евреев есть хорошие слова: «Есть суд, но есть и Судья». Я же здесь хочу знать лишь одно — и это позиция Библии, — что человек, еврей он или язычник, имеет одинаковую природу и может поступать честно и самоотверженно, подло и предательски. Вы ведь не обидитесь на меня, если я напомню, что пророки многократно обличали свой народ: «Поэтому знай, что не за праведность твою Господь, Бог твой, даёт тебе овладеть этой доброй землёй, ибо ты народ жестоковыйный» (Деварим 9:6). Неоднократно они подчёркивали, что Израиль порой поступал даже хуже окружавших его народов. Так что на земле нет только правых или только виновных, — и все живём Отцовским снисхождением. Так вот, Шауль говорит, что период Благодати для языческого мира — это заслуга еврейского народа, ибо от него пришла Библия с ее светлыми обетованиями. Более того, если временное ожесточение, которое нашло на Израиль, вызвало духовное обогащение язычников, то насколько же большее богатство принесёт языческому миру Израиль, когда воссоединится со своим Машиахом. «Если отвержение Йегошуа с их стороны несёт примирение миру, то что же принесёт принятие? — Это будет жизнь из мёртвых» (Рим. II: 12, 15).

Шауль хочет сказать, что язычники должны знать, из чьих рук они получили благодать примирения с Богом, и время, когда евреи дождутся своего Машиаха, для человечества будет всё равно что жизнь из мёртвых, т. е. в образном смысле — воскресением, преображением. Здесь не только изумление от открывшихся Шаулю перспектив: «О глубина богатства, мудрости и познания Бога! Как непостижимы Его суды! Как неисследимы Его пути! Ибо кто познал ум Господа? Кто был Ему советником?» Шауль конкретно предупреждает христиан из язычников, чтобы они не вздумали превозноситься над народом Израиля, ошибочно полагая, что с неприятием Йегошуа как Машиаха этот народ оказался отверженным перед Богом. Несколько раз апостол подчёркивает: «Не отверг Господь народ Свой». «...Жестокосердие в какой-то мере нашло на Израиль до тех пор, пока не войдёт полное число гоим, и тогда весь Израиль спасётся» (11:25-26).

Еврейские мудрецы, когда подводили какое-то резюме после обсуждения, говорили: «Что же скажем?» И что я могу сказать после всего этого? Конечно, остаётся ещё много мучительных вопросов. Мне просто непонятно, как могли многие христиане, объявив весь свод Библии, включая и Новый Завет, богодухновенной книгой, просто пренебречь тем, что мы читали в указанных главах из «Римлянам». Ведь умолчание — питательная среда для дурного. А ведь я не апокрифы какие-нибудь разыскал, ведь всё это чёрным по белому напечатано в Н. З. любого издания. Здесь я могу понять лишь на духовном уровне: сатана повредил ум тех христиан, которые позволяли и позволяют себе злые выпады под личиной поборников правды. Плохо, когда этим грешат такие видные лица вроде Иоанна Златоуста или Мартина Лютера. Эта поражённость духа на уровне иррациональном; но не безотрадно всё в данном вопросе: залогом остаётся Библия.

А предложение Ваше о возможности встретиться на земле обетованной меня заставило растеряться. Ведь это было моим давним желанием, но, как я полагал, неосуществимым. Причём я давно уже знал: окажись там, я не пошёл бы по памятным местам, — они все условны. Во всём этом есть дух фетишизма; людям думается, что, посетив храм Гроба Господня, они сподобятся некоей благодати. Я помню, как мне хвалился один мой приятель, что он крестился в самом Иордане. Мне же нужно молча побыть, подумать, встретиться с учёными людьми. Было бы интересно узнать от них относительно т. н. «благодатного огня», который «чудесно» возжигается на Пасху христианскую. Интуиция мне говорит, что это грандиозная фальсификация, и где-то за рубежом была уже публикация на эту тему, но народ так хочет чуда, — и «чудо» ему дают.

Конечно, я благодарен за предложение, и надо узнать, какие неизбежные процедуры нужно пройти. Но как бы ни была желательна встреча, мы продолжаем наше письменное общение.

Алёша.

Шестнадцатое

Шалом, Алёша, шалом.

Я напишу тебе совсем немного. И не потому, что вполне реально замаячила впереди желанная встреча, когда можно будет сказать недосказанное, — просто я как-то резко стал слабеть. Понимаю, что всё — в руках Всевышнего; помню, кстати, и слова твоего отца, когда он по какому-то поводу полушутливо сказал: «Старики умирают по очереди, а молодые — без очереди». Знал бы он твою судьбу, — я имею в виду твоего сына.

То, что ты с таким теплом написал о будущем Израиля, меня ещё раз убедило, что тебе надо сюда приехать. Что из твоей поездки получится, трудно сказать, но уверен: она будет полезной для взаимопонимания, как ты говоришь, двух миров, — хотя бы в радиусе твоего общения. Ты же знаешь крылатую еврейскую фразу: спасший одного человека — спас весь мир. Здесь высоко поднята самоценность конкретного человека. Да и ваш Йегошуа не об этом ли сказал? — «Какая польза человеку, если он приобретёт весь мир, а душе своей повредит?» Я ничего не наврал? — Кажется, так он и сказал.

Мессианскими проблемами и с ними неразрывно связанной проблемой нашего народа я специально никогда не занимался, хотя, как каждому еврею, мне это было совсем не безразлично. Но клубок этот очень запутан. Читал об этом что-то, что случайно попадалось под руку, но написанное тобой в таком духе добра!.. Не знаю, скорее всего, это вековечная мечта о всеобщей гармонии. Хотя — опять эти пророчества — в них ведь говорилось, что Израиль соберётся. Уж хорошо не помню, Йехезкиель, кажется, нарисовал фантастическую картину, где поле с мёртвыми костями вдруг оживает и возрождается к жизни. Уж очень это напоминает оживание Израиля через девятнадцать веков государственного небытия с возрождением — где и с кем ещё это было? — древнего языка. Наверное, тут нужна очень мощная вера.

Я несколько раз похвалялся перед тобой своей осведомлённостью в вашем Новом Завете, но — ведь бывает же такое — эти главы Шауля Римлянам я как будто и не видел. Если бы не правила приличия, то можно было бы воскликнуть по-пушкински: «Ай да Шауль! ай да... сын!» Впрочем, поживем-увидим. Хотя я-то уж точно не увижу. Может, тебе выпадет такая честь в награду за добрые слова и веру? Но всё же как обойтись без вопросов? Можно было бы их приберечь до времени встречи, которая более реальна, чем скорый приход Машиаха (извини, это дружеская шутка), но мне не терпится.

По христианскому положению, вера в Йегошуа как Машиаха является спасающей: «Всякий верующий в Него имеет жизнь вечную», — видишь, я даже цитирую Н. З. Если, по-твоему, Йегошуа не Бог, то и вера твоя рассыпается как дом, построенный на песке (опять евангельское сравнение). Ведь Бог, по-вашему, принёс себя в жертву; если Йегошуа не Бог, то и искупительной жертвы нет. Тогда, как писал Павел, «вера ваша тщетна». Ты понимаешь, что ты «отпал от благодати»? (что-то из меня нынче сыплются цитаты как из рога изобилия). У нас это называется «херем» — отлучение, отпадение, — да ты же сам об этом писал. Всякий правоверный христианин с видом превосходства не подаст тебе руку для приветствия, ты для них еретик. И тебе что — всё равно?

Не удивляйся моему пафосу, ты же мне не чужой. Я могу представить твоё состояние, когда ты так круто развернул направление своего прежнего движения. Может быть, я сейчас лезу в твою душу, тогда извини. ты можешь даже и не отвечать на этот вопрос, я не обижусь.

Натан шлёт тебе привет.

Рувим Иосифович.