Вышел 1-й том комментария Библейская Динамика на английском

Его можно приобрести здесь https://www.amazon.com/dp/1949900207

Приобретите и подарите своим англоязычным друзьям - это ваша огромная поддержка нашей деятельности!




Леонид Гроервейдл●●Кое-что о наших соседях●Часть 1

Материал из ЕЖЕВИКА-Публикаций - pubs.EJWiki.org - Вики-системы компетентных публикаций по еврейским и израильским темам
Перейти к: навигация, поиск

Книга: Кое-что о наших соседях
Характер материала: Эссе
Автор: Гроервейдл, Леонид
Дата создания: 18/11/2011. 
Часть 1

Содержание

Назарет-1991

Я приехал в Израиль в начале 1991 года. В город Нацрат-Илит, то есть Верхний Назарет. Этот город сидит на холме как раз над Назаретом (правильное название – на ивритеНацерет). В первые же дни по разным делам пришлось идти вниз.

Комплекс правительственных учреждений между Нацрат-Илитом и Назаретом

Прежде всего, мы попали на арабский базар. В те времена для нас каждый пятачок был серьёзными деньгами, поэтому купить на неделю дешёвых продуктов было важным делом. Из тех же соображений мы ходили туда и обратно пешком – на автобус было жалко тратиться.

Короткий путь в Назарет вёл по раздолбанной тропке, по щиколотку в известковой пыли. Примерно через полкилометра начинался асфальт. Среди домов старинной постройки стояли новенькие многоэтажки. Вывески над магазинами и конторами – на арабском и иврите, причем арабский – сверху и более крупными буквами. Поворот – и мы на главной улице Назарета. Не знаю, есть ли там другие улицы с названиями – я видел только номерные, как в Америке. А эта носит имя Павла Шестого.

Файл:4517-20080120-0734UTC--nazareth-orthodox-church-of-annunciation.jpg
Православная греческая церковь Архангела Гавриила и Святого источника

Рядом с церковью у источника (того самого, где к святой Марии прилетел архангел – подробности см. у Пушкина) – современный торгово-оффисный центр. А над ним гордо рияв червоный прапор.[1] Родственник моей жены, показывавший дорогу, объяснил, что этот центр стоит на земле, принадлежащей коммунистической партии. Когда-то это была собственность русской православной церкви. После революции в России «красная» церковь судилась с «белой» за эту собственность. Когда к власти в Израиле пришли большие почитатели коммунизма и товарища Сталина, «красная» церковь выиграла дело. И подарила этот участок советскому правительству. А оно отдало его местным коммунистам. Теперь все, кто арендует помещения в этом комплексе, платят компартии.

Тротуары тут и там перекрывались углами домов, стоявших криво и косо. Улицы там узкие, двухрядные. Но публика на улицах производила впечатление какого-нибудь Сухуми или Ялты. Никакого мусульманского Востока не чувствовалось. Женщины европейского вида, мужики в джинсах и рубашках. Все почти с непокрытыми головами. Изредка мелькали в толпе женщины в косынках вроде очипка.

Ближе к центру стали попадаться экзотические типы. Друзы в огромных шароварах и фесках. Старуха в мешковатом платье с лицом, покрытым татуировкой. Попы разного непривычного вида и монахи в рясах с капюшонами. Старые арабы в прекрасно сшитых костюмах – тройках. Только пиджак от этого костюма имел длину чуть ниже колен. И куфия[2] на голове – из той же ткани, что костюм.

После страха последних советских месяцев нам всё казалось совершенно безопасным. Да так оно тогда и было. Город – арабский, но арабы израильские. Вот на «территориях» всякое может быть, а тут – ничего никогда.

В домах постройки начала века и 30х – 50х годов были устроены современно оборудованные магазины и рестораны. Иногда это были пристройки на первом этаже. В целом всё выглядело богаче и красивее, чем в Нацрат-Илите. Родственник заметил: «А они и есть богатые. Пока еврейский парень служит в армии, араб уже зарабатывает. У каждого по три года форы – это сколько же денег у всех вместе!?».

У некоторых машин на улице были номерные знаки не такие, как у всех остальных. У всех – жёлтые, а у этих – синие или зелёные. «Эти – с территорий. В них нельзя садиться».

В центре города, рядом с банком «hа-Поалим» и крупным (по тем временам) универмагом – Арабский израильский банк. Лого копировало лого банка Леуми, только вместо синего цвета – зелёный.[3]

Перед входом на базар – «предбазарник». Под брезентовыми навесами ряды, где торговали всякой чепухой. Дешёвой обувью и одеждой, игрушками, ширпотребом неведомого происхождения и качества. Рыбные консервы и бритвенные лезвия с надписью на коробках «International assistance. Not for sale».[4] Один продавал школьно-письменные принадлежности. Пенал для ручек с картой мира на крышке. На карте вместо Израиля – сплошная Иордания.

Базилика Благовещения в Назарете

Пройдя это насквозь, вышли в переулок перед главной церковью Назарета. Там дома – тоже старинные, лет по сто, а то и больше. Запущенные, половина явно брошенная. В нижних этажах – нормально оборудованные конторы. По правую сторону – ряд лавок под общей жестяной крышей. Торговали сувенирами для туристов. У самой церкви мужики в куфиях торговали с рук деревянными крестами и фигурками верблюдов.

Файл:Nazaret Souk BW 4.JPG
Вход на назаретский рынок

Чуть выше начался собственно базар. Он же старый город (касба). Улицы, мощёные булыжниками и настолько крутые, что тротуары ступенчатые. По середине улиц – желоба для стока воды ... и всего прочего. Лавки со всяким товаром. Чем выше – тем товары серьёзнее и дороже.

Вышли на улицы сверху от касбы. Тут продуктовые ряды базара. Сильный смрад навоза и гнили. Из лавок с пряностями пахло какой-то приправой, которую я бы близко не поднёс к кухне. Среди маленькой площади стоял тип дурноватого вида с живой курицей в руке и орал: «О́шень хороший кури́са!». (Через несколько месяцев он сменил позывные на «джареный петух!»).

Овощи и фрукты были вовсе не сильно дешевле, чем в магазинах Нацрат-Илита. Торговаться было не принято (а ещё восточный базар![5]). Старожил, что нас привёл, сказал, что дело не в овощах, а в курятине. В магазине мороженная – по восемь шекелей кило, а тут живые куры по три. И повёл нас в куриный ряд.

Зрелище было препоганое. В здоровенных клетках в два этажа сидели куры, наполовину лысые. Перья у них выпадали на глазах. Покупатель выбирал кур, продавец их особым образом брал, так что они не дёргались, и клал на весы. Записывал вес на бумажку. Потом резал кур над раковиной таким образом, чтобы кровь слилась в канализацию (максимальное приближение к кошерному забою). На гильотинных ножницах оттяпывал голову и лапы. Сильным компрессором ощипывал. Обдавал кипятком из шланга, вымывая остатки крови. И клал в нейлоновые пакеты.

По рядам ходил длиннобородый еврей в черной одежде, чёрном фартуке и чёрной кожаной кипе, с ножом в ножнах на поясе. Инструктор по правильной резке кур и инспектор выполнения правил. Торговцы ему платили. В чём был смысл – до сих пор не понимаю. Удостоверения кашерности эти арабские лавочки всё равно не имели и не просили. Видимо, обалдели от огромной массы новых покупателей и не понимали, что большинству из них этот кашрут до лампочки. Когда поняли – резник с базара исчез.

Старожил объяснил дешевизну арабских товаров: они не платят налогов. И товар у них с «территорий» – там всё совсем дёшево. Вид лысеющих на глазах кур хорошо сочетался с этим рассказом. Дома взвесили добычу, и получилось, что килограмм обошёлся в 6 шекелей (доллар тогда был 2.20 ш.). А куры оказались «американские» – очень жирные, рассчитанные на жарку в гриле. А при наших тогдашних доходах – неэкономичные. Так что на базар в Назарете со временем мы ходили всё реже, переключившись на базар в Нацрат-Илите, имевший место раз в неделю.

Нацрат-Илит и его арабы

В Нацрат-Илите на конец 1991 года жило примерно 25 тысяч человек. Из них 5 тысяч арабов. В своё время город был задуман как еврейский опорный пункт над головой у арабско-коммунистического Назарета, где началось нездоровое брожение. Потом в город пустили жить арабов, имевших заслуги перед Израилем. А потом и всех желающих. Бедным дали социальные квартиры («амидар»), богатые построили себе виллы. Средние люди выкупили социальные квартиры и по мере роста благосостояния расширили их. Детей они посылают учиться в Назарет, в арабские школы.

В Назарете евреев нет. Если и найдётся шлимазл, желающий там поселиться, ему никто не сдаст и не продаст квартиру. Такова официальная политика муниципалитета, против которой не возражает ни правительство, ни борцы за права человека.

Мэр Назарета Тауфик Зайад

Христианские кланы, правившие Назаретом, ориентировались на коммунистическую партию. Мэр Назарета начала девяностых годов, Тауфик Зайад, был депутатом кнессета от коммунистов. Он был известным писателем, славился любовью к крепкому слову, крепким напиткам и быстрой езде. Многократно затевал на заседаниях кнессета сквернословную перебранку с правыми депутатами, особенно с Рехавамом Зеэви (да будет отомщена его кровь).

Также неоднократно попадался полиции за превышение скорости, как правило, в пьяном виде. Депутатская неприкосновенность спасала от лишения водительской лицензии. Но грузовик, в который он вклепался лоб в лоб на встречной полосе, не уважил депутата. Грубый был грузовик, арабский, на «территориях». Новый мэр – тоже христианин-коммунист. Надолго ли – вопрос отдельный. Но об этом ниже.

Арабское телевидение

В те времена кабельных сетей ещё не было. Телевизор работал от комнатной антенны. У имевших стабильное жильё антенны были на крыше. Кое у кого – спутниковые «тарелки». Наш телевизор из-за горного рельефа принимал только израильский первый канал и два иорданских. По первому иорданскому всё было на арабском языке, а по второму до восьми вечера шли импортные французские передачи, а с полдевятого – англо-американские. В промежутке полчаса новостей на иврите.

Натужный иврит иорданских дикторов было легче понимать, чем нормальный язык, и мы их слушали для тренировки. Конечно, половина там была просто наглой пропагандой. Передавая сводку погоды, они показывали карту Иордании, включающей Иудею и Самарию. С их точки зрения, это была их провинция Западный берег. Хотя официально Иордания объявила ещё в 1988 году об отказе от претензий на эти территории в пользу будущего палестинского государства.

По мере улучшения наших знаний иврита становилось ясно, что в главной новостной программе первого канала «Мабат» говорят почти то же самое... В конце 1993 года, если не ошибаюсь в датах, содержимое обеих новостных программ стало практически идентичным, и иорданцы свою закрыли.

Зато по израильскому телевидению в прайм-тайм – с семи до восьми – шла программа на арабском языке. По крайней мере, половина её состояла из телефильмов и спектаклей из той же Иордании (что было понятно по лицам актёров, мелькавших на обоих каналах). Шёл сериал про удалого иорданского полицейского, побеждающего разбойников и помогающего детишкам. Примерно, как сейчас девятый канал кормит зрителей российской хренью о подвигах удалых ментов, гебилов и вояк красной армии с двуглавыми орлами на фуражках. Поразило практически полное совпадение вида иорданской формы и формы наших полицейских.

В газетах на русском языке печатались, в числе прочих, программы передач иорданского телевидения.

У родственников, живших на вершине горы, свободно принимались программы из Сирии и Ливана.

В Назарете «тарелки» торчали на каждой крыше. Видимо, там уже тогда смотрели полный ассортимент передач из арабских стран от Марокко до Сирии.

Примечания

  1. М. Булгаков, "Дни Турбиных"
  2. Арабский головной платок, прижатый к голове обручем
  3. С тех пор оба банка сменили лого, но дочерний банк снова копирует с малыми изменениями лого головного
  4. Международная помощь. Не для продажи. (англ.)
  5. Существуе израильская поговорка "Шук турки" (турецкий базар), обозначающая место, где торгуются.

К оглавлению.