Вышел 1-й том комментария Библейская Динамика на английском

Его можно приобрести здесь https://www.amazon.com/dp/1949900207

Приобретите и подарите своим англоязычным друзьям - это ваша огромная поддержка нашей деятельности!




Леонид Гроервейдл●●Кое-что о наших соседях●Часть 12

Материал из ЕЖЕВИКА-Публикаций - pubs.EJWiki.org - Вики-системы компетентных публикаций по еврейским и израильским темам
Перейти к: навигация, поиск

Книга: Кое-что о наших соседях
Характер материала: Эссе
Автор: Гроервейдл, Леонид
Дата создания: 18/11/2011. 
Часть 12

Содержание

Приключения за рулём в Лоде

Я занялся в Лоде подготовкой к экзамену на водительские права. Продолжил после неудачи в Нацрат-Илите. По ходу учёбы случались интересные происшествия.

Дерьмовый ручеёк

Едем по шоссе рядом с Ганей-Авив в направлении выезда в город. Инструктор приказал перестроиться в левый ряд на пустой дороге. И объяснил причину: неохота мыть колёса. Вдоль тротуара по дороге текла речка из канализации.

Наверху, над тоннелем, новенькие красивые арабские виллы. Само собой, незаконные. Это значит, никакие коммуникации к ним подвести нельзя. Поэтому электричество у них от ближайшего соседского счётчика (рассчитываются с соседом), вода из самовольной врезки в водопровод (то есть краденая), а канализация выливается на улицу.

Мина на дороге

Урок вечернего вождения. Посреди улицы – не очень центральной, но и не на арабской окраине – инструктор вдруг дал по тормозу. Я ничего не понял. Улица пустая, перекрёсток далеко, пешеходов нету. Что я не так сделал? Оглянувшись по сторонам, инструктор велел дать задний ход. Пять метров назад, стоп. Смотри вперёд!

На проезжей части была пирамидка камней. Из неё торчала прочно установленная толстая доска (с какой-то стройки или разломанного дома) с огромными ржавыми гвоздями, ориентированными против направления движения. Гвозди примерно в семидесяти сантиметрах над уровнем дороги. На нормальной скорости – 40-50 километров в час – это пропорет пол машины и войдёт то ли в ногу, то ли между… Никто ведь не смотрит на полотно дороги, ведя машину в городе. Смотрят по сторонам, чтобы соблюсти безопасность движения.

Инструктор комментировал: «Мы не в Газе. Тут у нас мир и спокойствие».

В городском колледже

Прошло два года с момента сдачи теоретического экзамена по правилам дорожного движения. Надо было сдавать ещё раз. Сдача проходила в здании лодского городского колледжа. Там снимала помещение городская контора министерства транспорта.

Рядом – учёба обычных студентов. В группах, которые были видны в корридоре, арабов было не менее половины, особенно среди девушек. Вообще-то в Лоде трудно отличить араба, если он в нетрадиционной одежде и без усов. Большая часть евреев в городе – потомки репатриантов из арабских стран, похожие на арабов. Но парни в коридоре разговаривали друг с другом по-арабски. А девушки были в балахонах и платках.

Во дворе колледжа был традиционный отправной пункт экзаменов по вождению. Как раз, когда я вышел, сдав «теорию», отчаливала машина с самой свирепой в Лоде экзаменаторшей (всех валившей) и двумя несчастными молодыми дамами. Одна – за рулём – религиозная еврейка в парике, вторая – на второе блюдо тестерше – арабка в платке. Возможно, эти две вообще не могли иметь дело с мужчиной – ни учителем, ни экзаменатором…

Где жить безопаснее?

После испытательного срока, когда меня оставили на той работе, стало ясно, что надо менять постоянное место жительства. Сколько я продержусь – вопрос отдельный, но и новую работу надо будет искать в районе Большого Тель-Авива (Гуш-Дан). Значит, квартиру в Нацрат-Илите надо продать и купить где-нибудь тут. Жена выдвинула идею поискать в Лоде, я встал на дыбы. По всем параметрам Лод не годился для жизни.

Вынеся за скобки жару, пыль, химзаводы, железную дорогу внизу и самолёты вверху, цену новых квартир, которая не покрывалась ценой нашей – в Нацрат-Илите, оставался основной фактор: соседи.

Обосновываться в наркоманском гадюшнике, где весь выбор между бандитами, контролирующими район твоего проживания (арабы или марокканцы)?!

Я решил проверить возможность поселиться в Ариэле. Жена заявила, что ей страшно, но я спросил, не страшно ли ей тут или в Нацрат-Илите. Постановили: поехать и посмотреть.

Мой друг, который делил с нами квартиру в Ганей-Авив, раньше работал в ариэльской школе и знал кое-что по сути вопроса. Он нас туда и повёз на своей машине.

Файл:PikiWiki Israel 11527 entrance to elkana.jpg
Въезд в Элькану. Фото доктора Авишая Тейхера

После КПП на «зелёной черте» появились отдельные арабские хутора. Мелочь, по два-три дома. Вдоль дороги тянулся огромный и очень красивый еврейский посёлок Элькана. За ним, вплотную, пошла арабская деревня Месха. Небольшая, по сравнению с тем, что называется арабской деревней в Галилее. Быстро кончилась. Кусок пустого шоссе – и арабская деревня Бидия. Тоже не ахти какая большая.

Друг сказал, что Бидия – хулиганская деревня, здесь часто швыряют камни, в отличие от Месхи, где редко. Но по обеим сторонам дороги были сплошные магазины. Мелькали вывески на иврите, а где и на русском. Около магазинов стояли машины с жёлтыми номерами.

Ещё поворот, ещё мелкая деревня – домов сто-полтораста – и Ариэль. Мы походили по городу, поговорили в квартирном бюро и, вернувшись в Нацрат-Илит, выставили свою квартиру на продажу.

Как продать квартиру в Нацрат-Илите

Продажа длилась долго. Цены в Нацрат-Илите упали. По городу ходили покупатели из Назарета – и христиане, и мусульмане. В доме, где они покупали квартиру, все прочие квартиры становились ещё дешевле. Причём арабские покупатели, обнаружив в доме соплеменника, поворачивались и уходили.

Я не националист, но своим соседям не враг. Когда пару раз заходили прицениться арабы, я называл цену, которую они не были готовы обсуждать.

По выходным я время от времени выходил на дежурство в гражданской охране. Был в курсе происшествий в Нацрат-Илите.

Файл:מצלממהה 048.jpg
Тот самый дом в центре Раско. На переднем плане - мемориал павшим героям из Нацрат-Илита. Фото с Викисклада, автор Almog

Например: в центре города «социальные» арабы (инвалиды-наркоманы) с крыши дома обкидали кирпичами полицейскую машину. Проломили ей крышу.

В нижнем парке нашли застреленного арабского подростка. Назаретские газеты и радиостанции подняли вопль до небес, требуя найти виновного и вообще крови. Через три дня было сообщение, что покойный известен полиции как боевик шайки наркоторговцев. Оружие, из которого его убили, нигде не значилось. В общем, нормальная «стрелка» двух банд в тихом месте без свидетелей.

Но в Назарет ходить стало на некоторое время напряжённо. Могли закидать камнями.

Это был самый разгар «мирного процесса». Только год назад, в мае 1997, нам показали к юбилею Израиля фильм про то, что Израиля не должно быть. Что в Войне за независимость и предшествовавшей ей борьбе за создание государства Израиль был кругом неправ, а арабы правы. Что израильская армия всё время занимается преступлениями, крупнейшие из которых – победы в войнах.

Во всех СМИ господствовала атмосфера линча. Сторонники правительства (!) и члены правящей партии могли запросто вылететь с работы. Не говоря уж о том, чтобы получить работу на государственном предприятии, где требовалась проверка службой безопасности. Поэтому никто не пошевелил и пальцем, чтобы заткнуть клеветников с их «убитым арабским ребёнком».

Мечеть возле базилики

В эти годы продолжалось усиленное финансирование арабских городов. Вливания из госбюджета в бюджеты муниципальные, выросшие при Рабине и Пересе в десятки раз, такими и остались.

В Назарете начали готовиться к 2000 году. Чинили тротуары, мостили дороги, беспощадно сносили старые ободранные дома, перегородившие тротуары и улицы. Привели в порядок старые дома возле туристических объектов. Достроили гостиницы, годами торчавшие на разных стадиях долгостроя – от фундамента до коробки под крышей.

Там, где раньше надо было ходить по щиколотку в известковой пыли, проложили отличные асфальтированные улицы. На месте одноэтажных мазанок встали прекрасные трёхэтажные виллы, которые сами по себе туристические объекты.

Реконструировали базар. Поставили электрические фонари на столбиках, имитирующих старинные масляные светильники. Замостили площадку перед входом и тротуары внутри базара керамической плиткой (сделавшей нахождение там в мокрую погоду опасным для жизни – скользко).

Возле церкви Благовещения, где торчали ларьки под жестяной крышей, решили сделать стоянку для туристических автобусов. Снесли халупу, расчистили место, и вдруг…

"Спорная мечеть" возле базилики Благовещения. На плакате над входом написано, что всякий исповедующий не-ислам не будет принят Аллахом и попадёт в число неудачников.

На этом месте появились шустрые мужики в белых тюбетейках и начали рыть котлован. Исламское движение постановило построить тут мечеть размером не меньше церкви Благовещения. Все бизнесмены города пришли в ужас. Эти уроды собираются сорвать событие, которое бывает раз в тысячу лет!

Коммерческий эффект от мероприятий миллениума должен был быть совершенно фантастическим. Именно ради этого были уже вложены огромные деньги. Если западные туристы испугаются этих зловещих рож, то никакого туристического бума не будет. Гевалт!!![1]

Мэр города знал, кому жаловаться. Он позвонил Ясиру Арафату и попросил управы на очумелых фанатиков. Но глава назаретского отделения исламского движения сказал, что ему Арафат не указ. Он – гражданин Израиля, и все его товарищи – тоже.

Мусульманская молитва около католической церкви Благовещения в Назарете. Фото © 2011 с сайта WorldNetDaily

Тогда обратились к властям Израиля. Правительство хотело влезать в эту склоку как рака в печень. Только ещё одного очага напряжённости и не хватало! И кого тут защищать? Христианские (прежде всего католическая) общины Назарета всегда занимали антиизраильскую позицию. Предложили мэрии города подать в суд.

Начались долгие разбирательства о земельной собственности, о правах тех или иных лиц, о юрисдикции… Вяло вякал Ватикан, не зная, чего требовать: то ли вмешательства государства Израиль, то ли прочь кровавые еврейские лапы от мирного арабского города.

А тем временем забили сваи, забетонировали фундамент и начали строить цокольный этаж. Суд выдал ордер на остановку строительства. Произошёл небольшой бунт. На бетонной площадке (полу будущего первого этажа) постелили огромный ковёр, а над ним поставили огромную зелёную палатку, расшитую письменами. Говорили, что это всё подарки из Саудовской Аравии. Там всё время находились участники вахты протеста, сидевшие шеренгами и слушавшие проповеди имамов с перерывами на молитвы.

Амидаровские квартиры в Нацрат-Илите

В начале 1998 года нашу квартиру купили. Моя жена занялась покупкой квартиры в Ариэле, а её родители получили социальную ("амидаровскую") квартиру в Нацрат-Илите, в одном из первых домов города, с видом с балкона на Назарет. Там постоянно были слышны колокола церквей и пение муэдзинов.

Значительную долю жильцов в этом и соседних домах составляли арабы. По большей части спокойные и вежливые люди, с небольшими доходами. Некоторые квартиры были выкуплены у Амидара. В других домах, где позволял рельеф и технические условия, арабские владельцы пристраивали к таким квартирам дополнительные помещения. Существенно лучшего вида и качества, чем исходные постройки пятидесятых годов из ломаного камня, чем-то напоминавшие «хрущёвки».

Обычное дело

Весной мы приехали в Ариэль подписывать договор о покупке квартиры. Домой ехали поздно вечером через Тель-Авив. Я задремал в автобусе и проснулся от удара в плечо. На полу в проходе что-то крутилось волчком. Женщина сзади кричала по-русски: «Сейчас взорвётся!». На полу были какие-то белые крошки, и у меня на лице было что-то постороннее.

Пакость в проходе не взорвалась. Остановилась и оказалась здоровенным камнем. Стекло в центральной двери автобуса было пробито, его осколки засыпали пол прохода и попали в нескольких сидевших рядом. Слава Б-гу, никому не в глаз. Несколько пассажиров имели полностью окровавленные лица.

На наше счастье, автобус был того типа, что посылают на внутригородские маршруты, с дверью и площадкой посреди салона. Камень попал именно в эту дверь, рядом с которой не было пассажирского сидения. Везение от Б-га.

Я сидел прямо напротив этой двери, так что после стекла камень попал в меня. Досталось также чуть-чуть мелких осколков стекла в морду. Почти ничего, две-три царапины. Жена сидела у окна, за мной. До неё тоже кое-что долетело.

Место было метрах в двухстах от моей работы. Водитель быстро поехал дальше. На центральной автостанции доложил по рации в полицию. Оттуда попросили всех пассажиров приехать в отделение для подачи заявления и дачи показаний. Некоторые сошли с автобуса. Мы поехали.

Пока водитель диктовал следователю заявление о нападении, другие пассажиры обсуждали происшествие с дежурным по отделению. Тот не был удивлён. Обычное дело. Возле арабских школ в городе такое происходит каждый день.

На следующий день я рассказал на работе о происшествии. Начальник – уроженец Израиля – тонко пошутил: «Ты же покупаешь квартиру на оккупированных территориях – значит, тебе такое полагается». Я сказал, что не вижу разницы между этим местом и «территориями». А там меня, по крайней мере, будет охранять армия. Заместитель начальника сказал, что там, конечно, камнем в меня не кинут. Кинут гранатой.

Извозчики из Лода

Летом 1998 года мы поселились в Ариэле. Мы с женой и друг, которому некуда было идти. В новой квартире всем было просторно.

Дорога на работу теперь пролегала через Петах-Тикву. Сойдя с автобуса или маршрутки в нужном месте, я садился на автобус или маршрутку, идущую прямо к дверям конторы. Маршрутные такси из Лода в Петах-Тикву и Тель-Авив водят только арабы. Лица некоторых успели мне примелькаться. А я им.

Горечь отказа

Едем вечером после работы. Водитель разговаривает с сидящим рядом с ним на переднем сидении. «Сукина дочка! Я ей нехорош! Раз я бедуин, а она марокканка,[2] то я не могу с ней быть?! Б…, дочь б…!!!». Этой темы парню хватило на всю дорогу, от перед моей посадкой в машину до, видимо, конечной остановки.

Способ путешествия автостопом

Другая поездка. На дороге, вдали от населённых пунктов, маршрутку остановила маленькая старушка. Машина уже была полна, но у водителя был запас низеньких пластиковых табуреток, на которые можно посадить ещё троих-четверых в проход. Дикое нарушение правил, но транспорта не хватало, и водителей не трогали. Бабуся - божий одуванчик села около водителя и начала бубнить благодарности, что он её подобрал, и пожелания ему счастья, и здоровья, и т.д., и т.п. Робкие реплики водителя о цене проезда тонули в бабкином бу-бу-бу.

Всем сразу стало ясно, как бабка оказалась на дороге в десятке километров от ближайшего жилья, и что будет очень скоро. Но водитель, молодой араб, тоже всё понявший и уже очень сердитый, не решался высадить старую жулябию прямо на шоссе. А тем временем машина ехала, и бабка оказывалась всё ближе к тому месту, куда хотела. Совершенно бесплатно.

Нарушитель сухаревской конвенции

Утром я стоял на остановке в Петах-Тикве. Подъехала маршрутка, которую я никогда не видел – не того цвета, что все лодские. Водитель предложил отвезти в Лод, я сел. В салоне уже было несколько человек. На остановках садились ещё люди.

Через три остановки нас обогнала маршрутка лодской компании и загородила проезд. Вылез водило – молодой араб с бандитской рожей – и подошёл ругаться с тем, который нас вёз. Ты, мол, откуда взялся? Ты где ездишь? Вот и езди там, а не воруй пассажиров! Я буду жаловаться в министерство транспорта! И начал показывать в окно: вот мой пассажир, и вот, и вот..

Потом сделал едва уловимое движение и пошёл к своей машине. Послышалось шипение, и машина осела. Паршивец пропорол шину. В руке у него был инструмент для замены колёс. Наш водитель попросил всех выйти и стал менять колесо. Потом повёз всех дальше. Больше я его на том маршруте не видел.

Примечания

  1. Караул! (идиш)
  2. То есть еврейка из семьи репатриантов из Марокко.


К оглавлению.