Вышел 1-й том комментария Библейская Динамика на английском

Его можно приобрести здесь https://www.amazon.com/dp/1949900207

Приобретите и подарите своим англоязычным друзьям - это ваша огромная поддержка нашей деятельности!




Леонид Гроервейдл●●Кое-что о наших соседях●Часть 15

Материал из ЕЖЕВИКА-Публикаций - pubs.EJWiki.org - Вики-системы компетентных публикаций по еврейским и израильским темам
Перейти к: навигация, поиск

Книга: Кое-что о наших соседях
Характер материала: Эссе
Автор: Гроервейдл, Леонид
Дата создания: 18/11/2011. 
Часть 15

Содержание

Мишмар эзрахи в Ариэле

Я пришёл в ариэльскую полицию вступать в гражданскую охрану. Мне сказали: «Здесь вам не тут! У нас в гражданской охране просто так не оказываются. Надо пройти курс, сдать экзамен, принести присягу…». И записали меня на курс.

Оранит

В первый день курса я поехал с работы в посёлок Оранит. Попасть в него без машины можно было, сойдя с автобуса у КПП на «зелёной черте» и пересев на другой автобус, ходящий довольно редко. Или пешком – пару километров по дороге на север.

Файл:Ornit 1.JPG
Вид на Оранит из соснового леса

Я дождался автобуса, стоя на той самой площадке, куда приезжали с работы арабы. На остановке никого больше не было, но вся площадка была непосредственно рядом с КПП. Арабам до меня не было никакого дела.

Оранит сидит вплотную к «зелёной черте». Я приехал сильно раньше начала занятий и пошёл гулять по посёлку. Почти сразу увидел очень близко от домов Оранит арабские дома. С внутренней стороны «зелёной черты» вплотную к Оранит стоит огромная арабская деревня Кфар-Касем.[1] Расстояние всё время сокращается по мере строительства в Кфар-Касеме. На въезде в Оранит есть шлагбаум, как положено. Вокруг посёлка забор. Всё это для защиты не столько с востока, сколько с запада.

На первом занятии, где я был единственным не из Оранит, сразу стали задавать вопросы о возможностях борьбы со всякой напастью, лезущей от соседей – малолетними хулиганами и воришками, а также вполне взрослыми ворами и торговцами наркотой.

На перемене меня отловил офицер, курировавший гражданскую охрану в районе. Он сказал, что мне явно не с руки шляться сюда каждую неделю, да ещё без машины. Подвёз меня домой и велел дождаться аналогичного курса в Ариэле.

Кфар-Касем

Кфар-Касем связан с самым поганым эпизодом в современной истории Израиля. После Войны за независимость он оказался на самой границе. Естественно, там были явки всякой дряни, ходившей между оккупированной иорданцами Самарией и Израилем. Террористов, контрабандистов, воров и шпионов.

Памятник погибшим во время побоища в Кфар-Касеме в 1956 году

В 1956 году, перед началом войны с Египтом (в совковых учебниках – англо-франко-израильская агрессия), пограничные войска получили приказ изолировать эту деревню. Перекрыть входы-выходы и установить режим комендантского часа. Три роты жандармов (пограничной стражи) встали на трёх дорогах, ведущих туда. Дело было в середине дня, когда большинство жителей было на работе за пределами деревни и ничего не знало о запрете на выезд.

Вечером они стали возвращаться домой. Командир батальона постановил, что это нарушители комендантского часа, и приказал расстреливать всех въезжающих жителей деревни. Пока кто-то трёхнулся и прекратил эту мерзость, бравые дебилы успели убить десятки людей, в том числе женщин и подростков.

Вместо того, чтобы расстрелять подонков перед телекамерами, их стали отмазывать. Самые большие сроки за это преступление, если не ошибаюсь, были лет по семь тюрьмы. С этого времени в израильской армии ввели правило о заведомо незаконном приказе. Военный не имеет права выполнять приказ, незаконность которого ему понятна. Иначе будет отвечать наравне с отдавшим его. А если сомневается в законности приказа, обязан доложить свои сомнения командиру и получить подтверждение приказа.

Кфар-Касем остался самой проблемной деревней в нашем районе. Там опаснее, чем во многих местах на «территориях». Жители в массе своей нелояльны государству. Уровень преступности там высок. А всякие антиизраильские демонстрации проходят там около мемориала павшим в 1956 году мирным жителям.

При этом все жители – граждане Израиля со всеми правами.

Сейчас Кфар-Касем вплотную подошёл не только к Оранит, но и к новой промышленной зоне Парк Сибил и к шоссе номер пять (Транссамарийскому) на участке от «зелёной черты» на запад. Часто такое соседство приводит к неприятностям.

Зоны A, B, и C

Начался курс в Ариэле. Нас учили всему, что должен знать почти полицейский. В частности, на одном из первых занятий разъяснили, как нашинкована на зоны территория вокруг нас.

По договору с Небритым об образовании «автономии» вся территория Иудеи и Самарии была разделена на участки трёх категорий: A, B и C. Зона A – в полной автономной власти, военной и гражданской. Туда не суются и наши военные.

Зона B под военным контролем Израиля и административным – «автономии». Это значит, что туда нельзя нашей полиции, а армии можно. Зона C – под полным контролем Израиля. Туда нельзя уже автономным лабурякам в форме и/или с оружием.

Файл:Qalqilyah.JPG
Калькилия - общий вид

Муниципальная территория еврейских поселений аналогична территории Израиля. Дороги все относятся к зоне C, даже если проходят через арабские деревни. А вот сами деревни, в частности, Бидия и Месха – зона B. Поэтому не дай Б-г, проезжая там во время дежурства, в форме сойти с дороги и зайти в какой-нибудь магазин чего-нибудь купить. Это идеальный повод для арабской провокации.

Тут же была рассказана история про такое дело. Калькилия – большой арабский город за «зелёной чертой», находящийся метрах в семистах от Кфар-Сабы – одного из крупнейших городов Израиля. Один умный из Кфар-Сабы после дежурства в гражданской охране поехал на базар в Калькилию, поленившись сменить штаны. Его поймали, арестовали и принялись мозги клепать. Да не ему, а правительству: израильский полицейский в форме зашёл куда не имел права. Пришлось что-то давать на лапу автономным властям, чтобы его выпустили.

Палестинская полиция

Патруль на джипе

Весной 1999 года, завершив обучение, мы поехали сдавать норматив по стрельбе. Приехали в какое-то место к востоку от Ариэля, приспособленное под стрельбище. На краю его, у дороги стояло странное сооружение, похожее на брошенный гараж: стены только продольные, без поперечных.

Я отстрелялся с первой сменой и ждал остальных. Отошёл по некоторым делам за это здание, к дороге. Когда уже собрался возвращаться к своим, подъехала машина. Это был лёгкий открытый тёмно-синий джип с надписью «Police». В нём сидели три низкорослых живчика с протокольными рожами, в тёмно-синей форме с беретами набекрень, чем-то похожие на советских десантников. Как-то было устроено, что двое в кузове возвышались на полкорпуса над водителем. В руках у них были автоматы Калашникова. Видимо, приехали на звуки стрельбы.

Я не спеша пошёл оттуда поближе к своим (и к карабинам). Палестинские полицейские развернулись и уехали.

Арабская полиция Самарии

В наших краях арабская полиция водилась в той же мере, в какой водились арабы вообще. При турках она была турецкая, при британском мандате – мандатная, при иорданской оккупации – иорданская. В 1967 году Израиль освободил Иудею и Самарию и обнаружил тут некоторое количество населения, а при нём некие общественные учреждения. В том числе полицию. Её взяли на баланс нашего министерства полиции, создали специальный отдел для руководства ею. Эта полиция продолжала работать в арабских городах и деревнях.

Так и жили, пока в 1987 году загибающаяся кодла Небритого не скомандовала из Туниса начать восстание – «интифаду». Полицейским было приказано уволиться. Большинство из них выполнило этот приказ и нашло себе работу в бандах террористов. Или ещё где-нибудь.

В результате, наряду с терроризмом, в арабских населённых пунктах расцвела уголовщина. Чаще всего урки и террористы – одни и те же персоны.

Некоторые полицейские остались работать, поддерживая порядок. Это автоматически поставило их в положение коллаборантов, за которыми охотились террористы. Старожилы рассказывали, что видели в нашем отделении таких полицейских, с какими-то дополнительными нашивками на мундирах. Постепенно они все исчезли – одни погибли, другие уехали внутрь «зелёной черты».

Полиция Палестинской автономии

После ословских соглашений, когда наши прогрессисты накачали арабам на голову (и нам заодно) Небритого с его бандой, те сформировали свою «автономную» полицию. В газетах писали, что в анкете для поступающих на службу был вопрос, в какой освободительной организации состоял. То есть, в какой террористической. Ещё писали, что в структуре этой новой организованной вооружённой силы была одна (из чёртовой дюжины) часть под названием «полиция». Всё прочее – нечто другое.

Палестинская полиция кого-то ловит. Фото с муниципального сайта Шхема.

Организовав это безобразие и снабдив его оружием, наши караси-идеалисты затеяли совместное патрулирование на дорогах. Смешанными группами из израильских и палестинских полицейских. В 1996 году, когда Небритый в первый раз после Осло нажал на кнопочку и запустил войну, первым делом арабский участник такого патруля убил своего напарника – еврея. Больше таких идей не возникало.

В те же примерно времена произошёл случай, о котором рассказал мне коллега по работе, отец полицейского из нашего отделения. Этот полицейский остановил на дороге араба, нарушившего правила движения. Араб вёл себя нагло, огрызался и ругался. Ничего поделать было нельзя. Облаять полицейского, причём без свидетелей – дело столь мелкое, что из-за него нахала в отделение не потащишь. Себе дороже – надо оформить кучу бумажек, а потом его всё равно отпустят, да ещё и вздрючат полицейского за напрасное задержание, ПОДРЫВАЮЩЕЕ МИРНЫЙ ПРОЦЕСС.

И тут подъехал палестинский полицейский. Подошёл, спросил, в чём дело. Наш полицейский объяснил. Арабский страж порядка заявил, что сам этим займётся. Отвёл водителя в сторону и огрел его прикладом по спине. Потом поорал на него немножко. В результате этого процесса был выписан хороший штраф.

А где не поселение?

Жена временно переселилась к своим родителям. Я ездил к ней на выходные: туда – в четверг вечером прямо с работы, обратно – на исходе субботы.

Однажды поехал через Хайфу, чтобы искупаться в море. Прошёл пешком до площади Парижа и поехал на маршрутном такси. Водитель был старый знакомый, араб, который годами возил меня между Хайфой и Нацрат-Илитом. Я сел рядом с ним, и пошёл разговор. Что, где, почему давно не видно? Да вот, сменил уже пару работ, а теперь и переехал.

- Куда? – В Ариэль. - Да ведь это же – ПОСЕЛЕНИЕ!

Я ответил, что любое место в стране – ПОСЕЛЕНИЕ. Для тех, кто согласен на существование Израиля, нет никакой разницы. Для тех, кто не согласен, тоже нет разницы. Камень я получил в Лоде – внутри «зелёной черты».

Шофёр ничего не ответил, и остаток пути мы молчали.

Примечания

  1. С 2008 года имеет статус города.


К оглавлению.