Вышел 1-й том комментария Библейская Динамика на английском

Его можно приобрести здесь https://www.amazon.com/dp/1949900207

Приобретите и подарите своим англоязычным друзьям - это ваша огромная поддержка нашей деятельности!




Леонид Гроервейдл●●Кое-что о наших соседях●Часть 25

Материал из ЕЖЕВИКА-Публикаций - pubs.EJWiki.org - Вики-системы компетентных публикаций по еврейским и израильским темам
Перейти к: навигация, поиск

Книга: Кое-что о наших соседях
Характер материала: Эссе
Автор: Гроервейдл, Леонид
Дата создания: 18/11/2011. 
Часть 25

Содержание

Работа в Рамадан

Один раз в конце ночной смены мне позвонил начальник. Срочно требуется человек – караулить арабского строителя в Кдумим. Заказ внеплановый, неожиданный, послать некого.

Надо ехать.

Чтобы не околеть там с голоду, пришлось заехать в арабский магазин в Фундуке (см. выше). По случаю месячного поста Рамадан пекарни не работали, и хлеба в деревне не было. Он там появляется в этот месяц на ночь глядя, когда люди отъедаются за день.

Проехали мимо школы в Кадуме как раз перед началом занятий. Ворота школы были открыты, и были видны мальчишки, стоящие во дворе строем в одну шеренгу вместе с учителями (все мужчины). Кто-то, видимо, командовал всем этим парадом.

Приехали в микрорайон Мицпе-Ишай.

Один из жителей затеял строить вокруг своего участка стенку метровой высоты. Позвал одного строителя – пожилого человека лет под шестьдесят. По правилам, при арабе должен быть сторож. Хозяин поговорил с арабом и поехал на работу. Я засел в закутке, чтобы не морочить человеку голову, но и не терять его из виду.

Я сидел, дремал, читал скучную книгу, а строитель ворочал тяжеленные шлакоблоки. Два раза он прерывался на молитву.

В одиннадцать часов я, спрятавшись за ширму, слопал свою добычу. В час дня, жаркого и солнечного, араб дал отбой. Работать в такую погоду без глотка воды было невозможно. Пока мы ждали подвозки – каждый свою – пошёл разговор. Как работа, сколько платят и т.д.

Араб был тем самым подрядчиком, который построил весь этот микрорайон. Он, разумеется, состоятельный человек по местным масштабам. Есть и дом, и машина. Дети взрослые, семейные.

Но после очередного замораживания строительства в еврейских посёлках пропала работа. А с ней и работа в арабских деревнях и Шхеме. Ведь там строились на деньги, поступавшие отсюда. Машина стоит: нет денег на бензин для лишних поездок. Вот, выпал заказ. Работы одному на день. По случаю поста придётся провозиться дня три. А потом всё…

Ещё один завод в Баркане

Завод в промзоне Баркан

Меня послали караулить другой завод. Очень большой (по израильским масштабам). Продукция его пользуется спросом во всём мире. Технология довольно сложная, требующая уровня образования и сообразительности несколько выше минимального. Так что бывшие советские инженеры, врачи и артисты как раз сгодились там на конвейер.

Наведение порядка

Когда старый хозяин отошёл от дел, пришёл новый генеральный директор и спросил, работают ли на заводе арабы. Сильно рассердился, узнав, что не работают. Непорядок! Срочно набрать!

Легко сказать… Арабы, обладающие нужным уровнем знаний и толковости, давно работают в каких-нибудь местах получше. Набранная бригада жителей Кфар-Касема растаяла на глазах за пару недель. Просто перестали ходить на работу.

К моменту моего прихода на завод арабы присутствовали в нескольких местах завода, играя вспомогательную роль.

Ремонтники

В отдельном загоне было оборудовано рабочее место для троих специалистов, промывавших пластиковые полотна специальным составом. Эти же люди при необходимости чинили всякие дверные петли, замки, прочую мелкую механику. Они же могли положить небольшую стенку (или раздолбить её), забетонировать что-нибудь, отштукатурить, настелить полы линолеумом. В общем, умельцы были широкого профиля.

Ими командовал дородный старик с большими седыми усами, приезжавший на бело-синем джипе с арабскими номерами. На боку его машины была табличка израильской строительно-монтажной фирмы.

Иногда на заводе и рядом появлялся на почти таком же старом, потёртом рабочем джипе хозяин этой фирмы – еврей. Возможно, единственный на всю фирму.

Году примерно в 2007 эта фирма исчезла с завода.

Арабский бизнесмен и его команда

Один из важнейших контрагентов завода – богатый араб из деревни Харес. Его дом виден с дороги – ни с чем не спутаешь. Красная черепичная крыша на башенке – признак богатства. Приезжает на завод в чёрном «Мерседесе-500».

В последнее время он строит свой собственный цех по переработке пластиковых отходов в гранулированное сырьё. Строит в промзоне другой деревни, чтобы не возбуждать зависть соседей…

Он начинал на этом самом заводе сторожем. Потом садовничал. Постепенно занялся коммерцией. Теперь он находит заводу покупателей и выполняет для него кое-какие работы.

Сборщик утильсырья

В частности, один из его родственников ежедневно вывозит с завода несортовую продукцию, брак, испорченный материал, пластиковый мусор, мешки из-под сырья и ещё много чего ненужного. Всё это идёт в дело где-то в арабской промышленности. Завод получает немного денег за то, что иначе пришлось бы вывозить на свалку, да ещё и платить за это.

Кроме того, у него можно в сезон сбора урожая купить свежее оливковое масло. Некоторые просят его привезти свежей баранины – это он тоже может.

Может он прислать своих людей и на склад – помочь с такелажными работами.

Бригада уборщиков

А другие родственники богатого господина составляют бригаду по уборке и мелкому ремонту цехов и территории. Метут, моют, красят – белят. В этой бригаде бывало четверо, сейчас шестеро. В случае аврала возникает любое нужное количество работников.

Эти работники приходят на завод к семи часам утра, уходят примерно в три. Работают по шесть дней в неделю. Их заработок вначале составлял 60 шекелей в день. То есть 1500-1600 шекелей в месяц. Потом они стали получать 104 шекеля в день (14 шекелей в час, 2800 шекелей в месяц). Доллар тогда начал колебаться в районе 3.60 – 3.80 шекелей.

Примерно в середине 2009 года их оформили как работников фирмы по уборке, сидящей в Кфар-Касеме. А это уже другая лига - израильский хозяин.[1] С середины 2010 года им стали платить минимальную часовую ставку (сейчас, в конце 2011-го она составляет 22.04 шекеля в час). Видимо, хозяин получил по башке от министерства промышленности или имел реальную опасность получить.

То, что им полагается также пенсионная программа и страховка за счёт хозяина, эти мужики узнали лишь недавно и пока ничего в этом плане не предпринимают. Видимо, пока довольны и тем, что зарабатывают по 4000 шекелей в месяц.

На это они живут. Не думаю, чтобы у них была другая постоянная работа.

Студент

Один из них как-то рассказывал, что учился в филиале университета в Сальфите. На экономическом факультете, приобретая квалификацию бухгалтера. В момент этого нашего разговора ему оставался один семестр. Вот только надо было заработать денег на оплату учёбы.

С тех пор прошло пять лет. Мужик продолжает подметать заводской двор. Не знаю, хватило ли ему сил и денег окончить университет. Но с профессией бухгалтера у них наверняка та же подлость, что и у нас, унаследованная от англичан.

Для получения патента на это дело мало диплома – нужно пройти практику и сдать экзамен на категорию не ниже второй. А те хозяева, у которых можно проходить практику, согласны принять человека, если ему не надо платить за работу. И скажи ещё спасибо, если с самого не потребуют денег.

Как может это потянуть человек, работающий для содержания семьи?

Больница в Сальфите

Того же мужичка примерно тогда же поздравляли с рождением первого ребёнка.

Некоторые рабочие несли ему одежду для младенца, из которой выросли их дети.

Сальфитская больница

Он жаловался, что амбуланс с его женой военные не пустили в Шхем, и ей пришлось рожать в сальфитской больнице.

Тогда как раз было очередное обострение мирного процесса. После серии убийств и диверсий в Иудее и Самарии ввели ограничение на передвижение арабов.

Я сказал, что больница есть больница. Слава Б-гу, всё прошло благополучно.

Он возразил, что больница в Сальфите маленькая и примитивная. Если бы, не дай Б-г, возникли проблемы, могло не хватить оборудования и квалифицированных специалистов.

Из рассказов арабов выплывает интересная картинка о наших ближайших соседях за гребнем холма. У них там есть большое отделение полиции – как у нас, в Ариэле.

Есть отделение их открытого университета - как у нас. Наш Университетский центр ещё недавно считался филиалом университета Бар-Илан.

Очевидно, есть школа высшей ступени. Не может быть, чтобы высшее образование существовало там, где нет законченного среднего.

И есть больница, где могут принять роды. Правда, её там устроила ООН.

У нас в Ариэле есть поликлиники всех больничных касс, станция скорой помощи, но больницы нет и не предвидится. Рожать женщин возят в Тель-Авив, Петах-Тикву и кто его знает куда ещё… И прочие экстренные случаи тоже.

Следствие ведут бандюки

Однажды вся эта честная компания пропала. Несколько дней не появлялся утилизатор хлама на своём грузовичке. Пришлось вызвать другого, чтобы завод не потонул в мусоре.

Уборщики почти не приходили. Появлялся только тот молодец из Сальфита, быстро делал всю работу и часов в 11 бежал домой.

Потом, когда всё кончилось, нам постепенно рассказали, в чём было дело.

У того богатого господина есть богатый брат. И дом этого брата кто-то обокрал. Потерпевший нанял группу неких типов, играющих в этом обществе роль частных детективов.

Типы явились в Харес, что-то сложили, потом умножили, подытожили и вычислили какого-то паренька. Сцапали его и стали убеждать признаться в краже. Затем спрятали труп. И несколько раз перепрятывали, когда поиски подходили слишком близко. Но тело всё же нашли.

Клан погибшего заявил в палестинскую полицию. Бандюки, разумеется, смылись. А полиция арестовала всех заметных членов клана, заказавшего расследование кражи. Чтобы их не прикончили в порядке кровной мести.

Водитель утильсырьёвого грузовика как раз был одним из таких. Родственниками были и пять из шестерых дворников. Они закрылись в домах с семьями. Шестой – тот самый студент из Сальфита – женат на женщине из этого клана.

С помощью полиции и местных властей инцидент рассосался недели за две. Кланы договорились о мире. Я не понял, поймали ли убийц.

Студенческая жизнь

Мы ехали по городу в патрульной машине гражданской охраны. Нас было двое добровольцев – профессор физики из университета (тогда ещё Академического колледжа) и я. Место – напротив студенческого городка.

По дороге гуляли парни и девушки. Многие здоровались с профессором. Шли две девушки – одна в нормальном летнем платье, с короткой причёской, другая в балахоне и платке – капусте. Профессор заметил: «Мои лучшие студентки. Кто знает, как они используют мою науку…».

Чуть ниже по улице стоял знакомый полицейский. Спросил, не встречали ли мы на улице арабов. Профессор ответил, что все арабы на улице – его студенты.

«А я как раз твоих студентов и ловлю. Есть сведения о крупной партии наркотиков, которую распродают в кампусе».

В данном случае речь шла о наркоте, поступившей из какой-то арабской деревни. Но, к сожалению, эта проблема в нашем кампусе вполне интернациональна. Есть сволочи из всех общин, затаскивающие дрянь в общежития и учебные корпуса…

Примечания

  1. То есть он обязан соблюдать права работников, предусмотренные израильскими законами.


К оглавлению.