Вышел 1-й том комментария Библейская Динамика на английском

Его можно приобрести здесь https://www.amazon.com/dp/1949900207

Приобретите и подарите своим англоязычным друзьям - это ваша огромная поддержка нашей деятельности!




Леонид Гроервейдл●●Кое-что о наших соседях●Часть 27

Материал из ЕЖЕВИКА-Публикаций - pubs.EJWiki.org - Вики-системы компетентных публикаций по еврейским и израильским темам
Перейти к: навигация, поиск

Книга: Кое-что о наших соседях
Характер материала: Эссе
Автор: Гроервейдл, Леонид
Дата создания: 18/11/2011. 
Часть 27

Содержание

Бежать из Израиля или в него?

В начале девяностых годов был такой инцидент. В Египте арестовали двух израильских арабов – отца и семнадцатилетнюю дочку, прибывших туда по каким-то своим делам. Обвинили в шпионаже, били, грозились казнить. Их вытащили с трудом, с помощью США.

Потом их показывали в теленовостях. Среди прочего, рассказали об их происхождении. Отец прибыл в Израиль со своими родителями из Ливии в … 1948 году.

То есть в том самом году, когда многие палестинские арабы удирали отсюда, послушав сирийское радио, другие арабы продолжали сюда ехать. Машина арабской иммиграции, налаженная англичанами, работала до самого провозглашения независимости.

Доброволец Гражданской охраны из Кфар-Касема

По телевизору выступал глава местного совета Кфар-Касема. Говорил, что одолела преступность и хулиганство и негодовал, что им не дают создать у себя дружину гражданской охраны.

Через пару лет после этой передачи я был на дежурстве в гражданской охране. Полицейский, с которым я ездил, повёл машину в Оранит, чтобы принять ещё одного добровольца, вышедшего на дежурство.

На стоянке перед воротами посёлка мы подождали несколько минут, и подъехал доброволец в своей машине. Снял гражданскую куртку, под которой была форменная рубашка. Надел полицейскую куртку. Сел в нашу машину, и мы поехали в Ариэль, в отделение полиции. Там он записался в журнал, получил карабин и сел за руль нашей полицейской машины.

Этот господин был из Кфар-Касема. Можно строить предположения, почему он состоял в дружине гражданской охраны при самарийском отделении полиции, а не при отделении в соседнем Рош-hа-Айне. И почему выходил на дежурство по Ариэлю, а не по Оранит, где тоже есть дружина гражданской охраны, относящаяся к полиции Самарии.

А можно и не строить предположений. Всё довольно ясно.

Забор безопасности

По ту сторону "забора безопасности"

Однажды ультралевые придумали построить забор по «зелёной черте». Чтобы таким образом реализовать свою фикс-идею: отгородиться от освобождённых территорий.

Естественно, вся пресса подняла великий хай, прославляя забор безопасности». Возражать против него значило подставиться под обвинение в пренебрежении человеческими жизнями ради политических интересов.

К тому же запахло бо-о-о-ольшими деньгами для строительных подрядчиков. И правительство под руководством Шарона стало строить этот забор.

Файл:BarrierMay2005.png
Трасса барьера на май 2005 года.

Разумеется, не по «зелёной черте» – для этого надо было вообще потерять рассудок – а примерно посередине Иудеи и Самарии, по долготе Иерусалима. Впоследствии трассу забора многократно меняли, прижимая его всё ближе к "зелёной черте". Под конец трасса забора стала выглядеть так, как на прилагаемой карте.

Посёлки, оставляемые за забором, почувствовали себя приговорёнными к сдаче. А до того – к усилению террора. Ведь если забор – защита от террористов, то они оставлены без защиты. В числе таких посёлков оказались Бейт-Арье и Офарим, Кдумим со своими спутниками и многие другие важнейшие еврейские поселения, поставленные для контроля над стратегически важными местами.

А ультралевые тут же открыли военные действия … против строительства забора. Сначала по поводу того, где он проходит. Вроде бы в защиту частной собственности арабов, на чьей земле пошла стройка.

Выиграв несколько дел в Высшем суде справедливости, они заставили изменить в ряде мест трассу забора. А в ряде других мест заморозить стройку до решения суда. Который ведёт рассмотрение этих исков со скоростью пьяной черепахи. Сквозь дыры в заборе ходят террористы…

Теперь они кричат везде, что забор – это расизм, апартеид и т.п. – в меру скоса мозгов. Они жаждут слиться с арабами в братских (и не только) объятиях, а тут злодеи хотят разделить![1]

Организуются демонстрации против строительства забора. Они давно уже вышли из стадии словесных оскорблений. Готовые участки ломают. В строителей и охраняющих их солдат бросают камни, иногда бутылки Молотова. В этом, кроме арабов, участвуют израильские члены ультралевых организаций и их заграничные аналоги.

Принимать к ним адекватные меры армии и жандармерии запрещено, чтобы не сделали скандала.

Файл:Cutters1.preview.jpg
Анархист режет забор

На охрану забора от вредителей и нарушителей наняты сторожа.

Многие наши коллеги ушли туда работать – там платят больше, чем обычным сторожам.

Они рассказывали, что видели арабов, которые днём работают на строительстве забора, а вечером приходят кидаться камнями. И то, и это – работа за деньги.

Там, где забор построен, выяснилось две вещи.

Первая – надо было выяснять! – что помогает он очень слабо. Если кому-то сильно понадобится преодолеть эту преграду, то преодолеют с любой стороны. Когда пустили скоростную шестую дорогу от района Тель-Авива на север, на ней сразу же террористы совершили убийство. Пролезли под стеной по водосливному отверстию, выломав решётку.

Тем более нет проблемы стрелять через стену из миномётов и всего прочего, забравшись на горбок повыше. Проблемы будут у тех, кто должен будет их поймать: поди-ка лезь через стену.

Вторая – что в тех местах, где забор есть, стало всё же чуть лучше. Не спасая от серьёзных нападений, он экранирует несерьёзные. Шпану с камнями и прочей дрянью, воров и мелких грабителей он заставляет идти куда-то в другое место.

Житель посёлка Шаарей-Тиква (около «зелёной черты») рассказывал, что раньше в посёлок чуть не каждый день заходили арабы и тащили всё, что находили на улицах. В дома всё-таки не лазили.

Когда поставили забор из сетки на границе посёлка, всё прекратилось.

Гражданство и лояльность

В последнее время возникла общественная дискуссия, должны ли арабы – граждане Израиля уважать наш национальный флаг и гимн. Предыдущее правительство настаивало на том, что не должны. А должны вообще ненавидеть государство Израиль, потому что они палестинцы. Этому стали учить детей в государственных школах по приказу министерши просвещения Юли Тамир.

В арабских городах и деревнях Израиля давно никто не рискует вывешивать флаг Израиля. Могут сжечь дом. И петь израильский гимн про то, что у нас в сердце мятежная еврейская душа - для арабов как-то западло.

Это во Франции все дети читают в букваре «мы потомки древних кельтов». А у нас демократия.

Зато палестинский флаг давно висит над хайфским домом арабо-еврейской дружбы. И палестинский гимн поют по израильскому телевидению – по каналу на арабском языке.

Странные созвучия

Кстати, название этого гимна в русскоязычных текстах искажается из соображений благозвучия. Пишут «Биляди». Глупо. Мало ли какие совпадения могут быть в другом языке, никак не связанном с русским. Общепринятое арабское обращение «брат мой»[2] для узкоориентированного русского уха звучит матюгом. Как и ивритское словосочетание «отложенный чек».[3] Это проблема не арабов, а тех, кто везде ищет любимые звуки.

В конце концов, обыкновенные русские слова «зуб» и «кус» для араба тоже матерщина.

Обмен территориями и населением

Сидя перед телевизором и тупо перебирая каналы, я попал на канал «Академия» - передачи из университетов.

Мнение профессора Софера

Профессор географии Арнон Софер

Шла лекция профессора географии Хайфского университета Арнона Софера. Он показывал на карте, что произойдёт в случае ухода Израиля с освобождённых территорий. Но в новом, необычном ракурсе.

Он не повторял всем известные, но в упор не видимые факты о расстоянии от оставляемых позиций до крупнейших городов, аэропорта, железной дороги, берега моря и т.д. А говорил о этно-демографическом аспекте проблемы.

Внутри «зелёной черты» останутся множество анклавов, сплошь населённых арабами. Они уже сейчас настроены весьма нелояльно. А при новом раскладе наверняка потребуют сначала автономии, потом выхода из Израиля и присоединения к палестинскому арабскому государству.

Для предотвращения такого развития событий профессор предлагал сразу пересмотреть границу. Еврейские поселения в Иудее и Самарии по возможности аннексировать, а арабские районы «старого Израиля» по возможности отдать палестинскому государству.

Возможность зависит от наличия территориальной непрерывности между тем или иным анклавом и «метрополией». Например, Кфар-Касем отлично отделяется от израильской территории, а Назарет – никак.

Проведённая профессором новая граница заставила вспомнить первые кадры фильма «Закон есть закон». «Что это она[4] так петляет? А потому, что всё французское должно остаться во Франции, а всё итальянское – в Италии».

Очевидные недостатки

С первого раза идея представилась немыслимой ересью. Сразу по нескольким параметрам. Прежде всего, все эти петли и загогулины невозможно оборонять. Длина получающейся границы несусветная. У нас тут не Франция с Италией.

Затем – что делать с Яфо, Назаретом и рядом, арабскими городами и деревнями в глубине израильской территории? Там живёт до половины всех израильских арабов.

И что будет с той же шестой дорогой, рядом с которой с обеих сторон арабские районы? А с шестьдесят пятой – из Хадеры в Афулу – проходящей через Умм-эль-Фахм?

А главное: нельзя ни в коем случае допускать никакого палестинского государства! Это же будет немедленная страшная война с непредсказуемым исходом!

Но власти Израиля остервенело продавливали идею этого государства. В ту же сторону давят наши дорогие друзья из свободного мира.

Первый шаг к реализации

И идею профессора Софера взяла на вооружение «Наш дом – Израиль». Это теперь часть её политической программы. Имеется в виду, независимо от развития событий с организацией палестинского государства, спихнуть в палестинскую автономию те арабские анклавы, которые технически возможно.

Например, несколько районов восточного Иерусалима, включённые в его состав после Шестидневной войны. Там живут сотни тысяч людей, которым Израиль не нужен, и которые не нужны Израилю.[5]

"Лагерь беженцев" Шуафат, отделённый от "территорий" забором безопасности

Это, разумеется, не решит проблему полностью. Но сильно ослабит её остроту. Если половина арабских граждан Израиля перестанет таковыми быть, то заметно ослабеет их политическое влияние. И нагрузка на государственную казну тоже, поскольку арабские населённые пункты – главные потребители всяческих пособий (порядок величины – миллиарды шекелей в год).

И всё это без всякого трансфера. Никого не надо выселять, сгонять с земли и т.п. Просто передвинуть границу, оставив их города и деревни с внешней стороны.

Разумеется, технические трудности могут убить эту идею на корню. Главная из них – необходимость лишения гражданства сотен тысяч людей, имеющих его по праву рождения в стране. Причём не за конкретные действия, а по формальному признаку проживания в конкретном населённом пункте. Такого правовая система пока не знала.

Реакция арабов в Израиле

Понятно, что вой стоит до небес. Партию НДИ и её лидера Либермана поносят самыми похабными ругательствами. А умные арабы, не желающие терять израильское удостоверение личности, уже принимают свои меры. Например, приобретают недвижимость в тех местах, которые ни при какой погоде не отойдут от Израиля и прописываются там.[5][6][7]

Авигдор Либерман

А в ходе опросов арабов по поводу других инициатив Либермана выявились неожиданные кое для кого факты.

Опрос фирмы "Кивун", проведённый в 2008 году, выявил, что только 14% арабов - граждан Израиля хотели стать гражданами Палестинского государства. Правда, среди студентов эта доля была выше: 21%. 72% опрошенных решительно против палестинского подданства.[5]

Либерман предложил связать предоставление полных гражданских прав с полным исполнением гражданских обязанностей. Кто хочет голосовать на выборах, тот должен отслужить в армии или на альтернативной государственной службе (как в Германии, например). Получая гражданство, надо бы принести присягу в верности государству, в уважении к государственному флагу и т.п.

Множество молодых арабов, особенно девушек, выразили желание всё это сделать. Им надоел весь наличествующий маразм. В последние пару лет резко возросло число молодых арабов, желающих записаться на альтернативную службу.

В стране полно таких мест, куда посылают девушек – военнослужащих и проходящих так называемую национальную службу (для религиозных). Девчонок в мундирах или характерных длинных юбках часто видно в коридорах больниц, где они работают санитарками.

Кое-где они работают учительницами в школах, ухаживают за стариками и проблемными детьми и делают ещё много чего полезного, на что у страны нет денег для постоянных работников.

Туда же хотят молодые арабы, желающие, наконец, начать нормально жить.

Таким образом, даже не будучи реализованной, программа обмена населёнными территориями оказывает положительное воздействие.

Было бы и больше желающих, но мешают враждебная арабская среда и ультралевые еврейские политики. Последние, попав в нужные места, сокращают количество мест для национальной службы. Просто урезают ассигнования на денежное довольствие проходящим её.

Забор в Иерусалиме

Разделительный забор

Мы ехали в гости к родственникам в иерусалимский район Рамот («Высоты»). Это новый район на востоке города. Въехали в Иерусалим со стороны Самарии, мимо строящегося забора. Он состоит из толстых бетонных плит высотой метра по три. В некоторых местах к плитам примыкают башенки из бетонных труб с постами наблюдателей наверху.

Въехав в город, я увидел по левую сторону улицы район белых пятиэтажек постройки примерно семидесятых годов – еврейский район.

Справа от улицы был район очень красивых одно-двухэтажных вилл. На одном доме была вывеска продовольственного магазина на двух языках.

Рядом стоял кубический домик с куполом, который я принял за мечеть. Подъехав ближе, я увидел на куполе крест. Видимо, типовой проект микрорайонного культового сооружения. Что нужно для дела – помещают сверху. В другом месте можно присобачить полумесяц – будет мечеть. В принципе, можно и синагогу такую построить…

Этот арабский посёлочек вплотную примыкает к городской границе Иерусалима. В двух шагах Рамалла. Поставить стенку по обочине улицы – и все эти дома в палестинской автономии. Благо, арабы Иерусалима не граждане Израиля, а постоянные жители в силу аннексии места их проживания. Не будет эта территория нашей – не будут и эти люди нашими.

Но уже действует закон, что муниципальные границы Иерусалима можно менять только большинством в 80 голосов в Кнессете (из 120). Такого большинства в нашем Кнессете не собрать и под законом, что дважды два четыре.

Этот закон пришлось принять для нейтрализации поползновений отдать арабам Старый город – собственно исторический Иерусалим, включая Храмовую гору и Стену плача.

Всё это было захвачено Иорданией в 1948 году и формально входит в восточный Иерусалим. Все западные правительства не прекращают попыток отобрать это место у Израиля. В том числе и американское правительство, наплевав на многочисленные резолюции Конгресса.

Примечания

  1. Статья про забор в английком разделе Википедии называется "Разделительный барьер на Западном Берегу"
  2. "ахуй" - ср. с ивритским "ахи"
  3. "чек дахуй"
  4. Граница между Францией и Италией
  5. 5,0 5,1 5,2 Israeli Arabs: Count us out of Palestinian state by Aaron Klein Published: 01/03/2008
  6. Rabbis urge: 'Save Jerusalem!' by Aaron Klein Published: 10/16/2007
  7. «Новый Санхедрин» угрожает евреям, продающим землю арабам
    Евреи, продающие землю Израиля арабам, не могут вести молитву в синагоге, не имеют права благословлять во время чтения Торы, не могут быть включены в миньян и рассматриваются как пособники врагов Израиля. Таково галахическое постановление группы раввинов, называющих себя «Новый Санхедрин».
    Представитель «Санхедрина» профессор Гилель Вайс пояснил, что это постановление не угрожает жизни грешников, торгующих землей Израиля.
    Решение было вынесено группой религиозных авторитетов, собравшихся вчера вечером в столичном квартале Писгат-Зеэв. Среди присутствовавших выделялись главный раввин Цфата Шмуэль Элиягу, сын рава Овадии Йосефа Яаков и бывший член Кнессета от партии «Объединенное еврейство Торы» 93-летний рав Менахем Поруш.
    Источники, связанные с указанной группой поясняют, что данное решение стало реакцией на участившуюся продажу жилья арабам в иерусалимских районах Гива-Царфатит, Писгат-Зеэв и др.
    После возведения защитной стены в Иерусалиме, отделяющей арабские районы от еврейских, многие арабы начали приобретать недвижимость в еврейской части города, не желая в результате оказаться «не на той стороне».
    Опубликовано на сайте ZMAN.com 02.09.2009 06:39; ссылка больше недоступна


К оглавлению.