Вышел 1-й том комментария Библейская Динамика на английском

Его можно приобрести здесь https://www.amazon.com/dp/1949900207

Приобретите и подарите своим англоязычным друзьям - это ваша огромная поддержка нашей деятельности!




Леонид Гроервейдл●●Кое-что о наших соседях●Часть 4

Материал из ЕЖЕВИКА-Публикаций - pubs.EJWiki.org - Вики-системы компетентных публикаций по еврейским и израильским темам
Перейти к: навигация, поиск

Книга: Кое-что о наших соседях
Характер материала: Эссе
Автор: Гроервейдл, Леонид
Дата создания: 18/11/2011. 
Часть 4

Содержание

"Зачем вы сюда приехали?"

Москва-1980

В восьмидесятых годах я только начал учиться ивриту. Тут в Москве устроили международную книжную выставку с павильонами Израиля и американских еврейских издательств. Московские евреи ломанули туда, как в голодный год за хлебом.

Я пошёл с друзьями. В американском еврейском павильоне мы с младшей сестрёнкой моего друга задержались. Вся компания пошла занимать очередь в израильский павильон, и мы шли следом за ними. Вдруг на пути маленький закуток с надписью «Издательство Коммунистической партии Израиля». Я испугался, что это и есть весь израильский павильон. Остановились, смотрим. На стенде газета, в ней карикатура: полицейский бьёт кого-то по башке бутылкой с надписью «молоко». Заголовок статьи – что-то там про повышение цен на молоко и протесты угнетённых трудящихся. Девочка спросила, что написано в газете. Я объяснил, что на бутылке написано «халав».[1] И тут произошло чудо.

Девушка, присматривавшая за стендом, услышав ивритское слово в нашем разговоре, моментально вычислила нас. Евреи, изучающие иврит в Москве. Сионисты!

Красивое молодое лицо на глазах превратилось в харю василиска. К счастью, генератор молний в её глазах был разряжен – видимо, кто-то из партийных товарищей скоммуниздил аккумулятор. Арабка была та девушка или еврейка-коммунистка – не знаю. Не принципиально.

Валид из Хайфы

В 1992 году я учился на курсе повышения квалификации в одном из зданий Техниона (хайфский политехнический университет). Времена были весёлые, каждый новый репатриант с каждым общался запросто. Узнаёшь своего – завязывается беседа. Как у вас в городе с работой, почём съём жилья, покупать ли квартиру, не свалить ли отсюда… На перемене меня поймала с разговорами дама, похожая на еврейку, как я на кита. Её интересовала внутренняя политика Израиля и проблема угнетения арабов. Меня – несколько другие дела. «Вам надо поговорить с Валидом. Он у нас араб».

На следующей перемене на меня набрёл сам Валид. И с ходу начал рассказывать, какие мы плохие, что сюда приехали. Да ещё привезли кучу народу, не имеющего к этой стране никакого отношения. А исконным здешним жителям – арабам – не хватает земли и денег. Он говорил по-русски очень чисто, практически без акцента. «Вы знаете, как живут люди на оккупированных территориях? Они там очень плохо живут!».

Я вспомнил бешеный размах строек в городах на «территориях», но не стал углубляться в детали. А сказал Валиду, что трудно жить хорошо, когда десятки лет все деньги, силы и жизни тратятся на то, чтобы уничтожить Израиль.

А насчёт того, кто здесь исконный – хорошо бы проверить. Вот город Умм-эль-Фахм – его основал в 1882 году род, пришедший из Йемена. И теперь они говорят, что всегда тут были. А евреи всегда тут были. В Иерусалиме, Хевроне, Цфате. «И что, их было больше, чем арабов?!». Я не стал анализировать всем известную статистику (в 1882 году во всей Палестине, вместе с Заиорданьем, было 55 тысяч евреев, 60 тысяч мусульман и 75 тысяч христиан – большей частью иностранцев). Просто напомнил, что всех вместе не было и двухсот тысяч. Все остальные пришли после начала возвращения евреев. И пусть люди с фамилиями Масри, Йамани, Халаби, Муграби[2] не рассказывают, что они тут всегда были.

«Вы хотите устроить трансфер!». «Это невозможно». «И на том спасибо!».

Мы разошлись, недовольные друг другом. Через несколько месяцев я встретил Валида на улице Хайфы. С ним шла, держа за руку ребёнка, его жена. Востроносая голубоглазая блондинка.

Откуда у вас право тут жить?

За время жизни в Израиле ко мне ещё много раз приставали с разговором про зачем и по какому праву мы или лично я сюда припёрлись. Случайные встречные на улице, попутчики в маршрутном такси.

«Где написано, чтобы вы тут жили?». «В Торе». «…!».

Им очень мешал факт приезда в Израиль евреев. Портил им жизнь и какие-то планы. При том, что деньги приехавших евреев им нравились.

Идея трансфера

Время от времени случались террористические акты. Арабы с «территорий» нападали на евреев с ножами, топорами, камнями. Это было ужасно и дико. Все возмущались пассивностью государства и требовали принятия мер. Только вот требования были разные.

Левые партии требовали отступить к границам 1967 года и отдать «территории» арабам. Только непонятно каким. Арафат с его организацией ФАТХ официально был вне закона, как и другие, конкурирующие с ним террористические группировки. Контакты с ними были запрещены и являлись уголовным преступлением. Желающие во что бы то ни стало попереговариваться искали, с кем бы. Чтобы и вес какой-нибудь имел, и с Небритым не был связан. Кое-кого нашли, но тут как раз Перес и компания тайно договорились как раз с Небритым и вытащили его почти с того света. На нашу голову и на головы тех арабов, что были готовы делать дела с Израилем.

Рехаваам Зеэви (Ганди)

Правые хотели подавить террор военно-полицейскими методами, а уж потом разбираться с проблемами. Было предложение ограниченного самоуправления для арабов с «территорий». Крайнюю точку зрения представлял генерал Зееви, по прозвищу Ганди, основавший партию «Родина» («Моледет»). Он считал, что всех арабов (и с «территорий», и из внутренних районов Израиля) надо выгнать. Это называлось «трансфер».

Вообще-то, трансфером принято называть аварийный обмен населением между странами. Впервые его организовал в двадцатых годах великий гуманист и миротворец Фритьоф Нансен для спасения жертв геноцида во время турецкой революции. Сотни тысяч греков из Малой Азии были переселены в район Салоник, а навстречу им – примерно столько же омусульманенных людей всякого происхождения из Греции. Тот же приём применили для эвакуации в Армению остатков уцелевших армян из района Эрзерума.

В 1947 году похожим приёмом развели индусов и мусульман при разделе Индии. Всё было правильно и легитимно.

С сороковых по семидесятые годы из арабских стран в Израиль перебрались по понятной причине чуть ли не миллион евреев. Выслать арабов в те же страны – и нет проблемы. Или ещё куда-нибудь.

Вот тут и начиналась пробуксовка. Совершенно ясно, что арабские страны никого не примут. Они и «беженцев» не приняли, загнали их в лагеря, не дают натурализоваться и жить нормально. Как раз чтобы сохранить проблему. А прочие страны тоже не очень-то разбежались кого-либо принимать.

Но до таких рассуждений практически никто не доходил. Слева визжали «фашисты!». Справа – из рядов «Моледет» - отругивались адекватными словами, и никакого делового обсуждения не было. Большая часть пропаганды «Моледет» была про то, как хорошо будет без арабов. Чтобы избиратели этого захотели.

Биньямин Элон

Тем временем случилось ословское соглашение, потом события понеслись галопом, а потом Ганди был убит террористами. Его наследник по идее Бени Элон впоследствии предложил всем арабам с «территорий» устроить иорданское гражданство. Чтобы хотя бы думать, что они тут не числятся… Идея такая же реальная, как и собственно трансфер. И слава Б-гу.

Арабы вокруг Кармиэля

В 1993 году я нашёл работу в одном из посёлков районного совета Мисгав. Это созвездие мелких и мельчайших посёлков километрах в двадцати к северу от Нацрат-Илита и совсем близко от Кармиэля. Для численности населения в тот же местный совет включёна бедуинская деревня Кавкаб[3] (в ней жило три из шестнадцати тысяч жителей района). Ближайшие города, кроме Кармиэля – Сахнин и Шфарам (арабские).

В первый раз я приехал туда на автобусе, проходящем через Чек-пост. По пути он объехал шесть арабских деревень. Кроме меня, все пассажиры были арабы деревенского вида, в белых куфиях. Как оказалось, этот автобус ходит раз в день, после обеда. Машины у меня не было. Пришлось снять жильё в Кармиэле и работать вахтовым методом.

В посёлках района жила очень левая публика, воспитанная на социализме и интернационализме. Наличие рядом с крошечными – по 50-80 семей посёлками огромных арабских деревень никого не волновало. Все жили в полной гармонии и возмущались, читая в газетах о безобразиях, творимых этими чёртовыми поселенцами на «территориях». Как это так – обижать арабов!

Нормальная картинка: на площади посёлка стоит трактор, за рулём арабский дядька улыбается в усы, а по трактору, прицепу и по самому дядьке ползает группа детского сада в полном составе. Это было хорошо. Если бы так было везде и всегда, не о чем было бы писать.

Когда моему сотруднику понадобилась какая-то контора – ветеринарная инспекция, кажется, он поехал в Сахнин. Там была ближайшая. Вообще, Сахнин был городским центром для этого райсовета. А с Кармиэлем у них были какие-то нелады.

Вокруг Кармиэля полно деревень – бедуинских, друзских и просто арабских. Жители работают в Кармиэле. Торгуют в магазинах, водят такси, делают всякие вещи на заводах. Многие жители города ездят в ближайшие деревни за покупками.

Разговор в мясном отделе одного из кармиэльских супермаркетов. Мясник, отбивая куриные грудки, рассказывает, какой он профессионал, и как трудно работать так хорошо, как он, и какие тут все, кроме него, портачи. В конце приглашает покупательницу приехать в его мясную лавку в деревне такой-то, расположенную там-то.

Приключения с "Назарет Транспорт"

Через пять месяцев я случайно узнал о существовании автобуса, ходящего из Назарета в Куда-то-там мимо посёлка, где была моя работа. На этом маршруте работала компания Nazareth transport''. Отправление автобуса – в семь и восемь утра от конторы компании.

Автобус компании "Назарет Транспорт"

Сразу выяснилось, что компания норовит закосить рейсы. Отправлять автобус для меня одного им было как серпом по кассе. Приходишь в полвосьмого в контору. Когда будет автобус двадцать восемь – алеф? В восемь будет, подожди вон там. Восемь часов, нет автобуса. В контору. Когда будет? А он уже ушёл. Как ушёл!? Я вон там стоял, я видел, что тут ушло, а что нет!

Лай проходил с переменным успехом. Ездил я раз в неделю, возвращаясь после субботы прямо на работу. Иногда удавалось, проиграв семичасовой автобус, выбить восьмичасовой. Однажды пришлось ехать просто двадцать восьмым – «Эгеда» - вокруг половины Галилеи до Сахнина. Водитель провёз меня через Сахнин насквозь и выгрузил за городской чертой. Там я поймал тремп.

Когда кончился съём комнаты в Кармиэле, я стал ездить на этом маршруте каждый день. Появились два попутчика – молчаливый усатый мужчина, ехавший до какой-то деревни посередине дороги, и весёлая дама-христианка. В первый же день, когда диспетчер попробовал выкинуть свой любимый трюк «автобус ушёл», дама зашла в контору. Я бы не удивился, если бы этот домик заходил ходуном, как в мультфильме. Диспетчер выскочил оттуда с красной рожей, и через минуту нам подали автобус.

По дороге она рассказала, что зашла и сообщила начальнику, что доложит в министерство транспорта.[4]

Через несколько дней компания смирилась с утренним рейсом, и на маршруте появился минибус на одиннадцать мест. С весёлой дамой было приятно поговорить в дороге, тренируясь в иврите. Две недели, пока меня не попёрли с той работы, были хорошим временем.

Примечания

  1. חלב - молоко (иврит)
  2. То есть Египетский, Йеменский, Халебский (из сирийского города Халеб, или Алеппо), Магрибский
  3. "Звезда" (араб.)
  4. Министерство транспорта субсидирует автобусным компаниям поездки по согласованным маршрутам, чтобы общественный транспорт был доступен всем. Не вывести автобус на рейс, включённый в расписание - прямое воровство.


К оглавлению.