Вышел 1-й том комментария Библейская Динамика на английском

Его можно приобрести здесь https://www.amazon.com/dp/1949900207

Приобретите и подарите своим англоязычным друзьям - это ваша огромная поддержка нашей деятельности!




Основные мифологемы современного идеологического антисемитизма●1.4. Тезис о нелегитимности Государства Израиль

Материал из ЕЖЕВИКА-Публикаций - pubs.EJWiki.org - Вики-системы компетентных публикаций по еврейским и израильским темам
Перейти к: навигация, поиск


Характер материала: Исследование
Из цикла «Проект "Борьба с интеллектуальным антисемитизмом"». Опубл.: 2013 г.. Копирайт: правообладатель разрешает копировать текст без изменений
Тезис о нелегитимности Государства Израиль

«Израиль не имеет права на существование!» – в этом с конца 1940-ых годов было убеждено большинство арабских лидеров. Что было по-человечески понятно: неожиданно возникшее маленькое еврейское государство рассекало на две части арабский мир, простиравшийся от Западной (а тогда – Испанской) Сахары до иранской провинции Хузестан, и затрудняло достижение арабского единства, по крайней мере – арабского территориального единства. Одни арабские лидеры в речи употребляли выражение «так называемый Израиль»; другие, вроде Муаммара Каддафи, никогда не называли Израиль Израилем, а прибегали к формуле «сионистская оккупация Палестины»; подобно покойному ливийскому диктатору, они имели в виду, разумеется, не оккупированный Западный Берег реки Иордан, а всю Палестину, или Страну Израиля, включая Тель-Авив и т.д. После революции Хомейни в Иране к хору голосов, отрицающих право еврейского государства на существование, присоединились и вожди Исламской Республики. Аятолла Хаменеи постоянно называет Израиль «фальшивое сионистское государство», а президент Ахмадинежад постоянно клеймит Израиль как незаконное государство. А советник аятоллы Хаменеи Хуссейн Шариатмадари в 2008 году выступил против каких-либо переговоров с Израилем, ибо не ведут переговоров «с незаконным и несуществующим государством».

Заявления, которые можно как-то понять, когда они делаются арабскими и вообще мусульмансими лидерами – чего только не скажешь в пылу политического и военного конфликта! – совершенно необъяснимы, когда они раздаются на Западе. Между тем, в 1980-90-ые годы тезис о нелегитимности Государства Израиль вошел в левый дискурс Европы и Северной Америки; а в 2000-ые годы этот тезис обосновался и в дискурсе умеренного большинства Западной Европы: в либеральных центристских газетах, на телевидении, в политической литературе, выходящей большими тиражами и в солидных издательствах. Линия поведения по отношению к Израилю, которую чаще всего предлагает западноевропейский «мейнстрим» – еврейское государство следует бойкотировать так, словно его нет на карте; затем изолировать на мировой арене; и всё это будет служить предпосылкой к последующему его демонтажу. Так, в 2005 году во время обсуждения в Великобритании необходимости бойкота израильских университетов преподаватель университета в Бирмингеме Сью Блэкуэлл заявила, что бойкот – это необходимая часть кампании против «незаконного государства Израиль», шаг к тому, чтобы прекратить относиться к израильским учёным как к «нормальным гражданам нормального государства».

Израильские и вообще еврейские наблюдатели восприняли тезис о незаконности Израиля и необходимости его демонтажа с недоумением: почему из всех без малого двухсот государств Земного шара только одно – Государство Израиль не имеет права на существование и должно быть демонтировано?

Справедливости ради, стоит заметить, что Израиль не единственное государство, объявленное нелегитимным. Все годы своего существования социалистический лагерь, включавший полтора десятка стран, считал незаконным государством Китайскую Республику, в просторечии именуемую Тайвань; Китайская Народная Республика не признаёт Китайской Республики до сих пор. До 1988 года тот же социалистический лагерь не признавал законности Корейской Республики (Южной Кореи). Марокко не признаёт независимости Западной Сахары, считая эту территорию своей провинцией; остальнные страны мира разделились по вопросу, существует или не существует государство Сахарская Арабская Демократическая Республика. Есть и другие примеры; но главное: Израиль не одинок в клубе государств, периодически объявляемых нелегитимными.

Нам не хочется пускаться в рассуждения о том, существуют ли нелегитимные государства, или всякое существующее государство ipso facto легитимно. Израиль создан в результате решения ООН, принятого 29 ноября 1947 года о разделе Палестины и создании на ее территории двух государств – еврейского и арабского, и в силу этого он легитимен. Израиль был признан и признаётся большинством государств; со 162 государствами он поддерживает дипломатические отношения. Израиль – член ООН.

На Западе в наиболее хлёсткой форме тезис о нелегитимности Израиля выразил английский журналист, бывший сотрудник Би-Би-Си Алан Харт. В частности, в своём письме лидеру британских консерваторов Дэвиду Кэмерону в августе 2007 года он писал:

«Сионистское государство, возникшее в результате сионистского терроризма и этнических чисток, не имело права на существование, а точнее, не могло иметь права на существование, если... оно не было признано и легитимировано теми, кого в процессе создания сионистского государства лишили их земли и их прав. По международному праву, только палестинцы могли дать Израилю ту легитимацию, которой он так страстно желал. А такая легитимация – это единственная вещь, которую сионисты не смогли и не могут взять у палестинцев силой... Евреи, отправившиеся в Палестину в ответ на призыв сионистов, не имели биологической связи с древними евреями. Въезжавшие сионистские евреи были в основном иностранными подданными из многих стран... Представление о том, что есть два народа с одинаково обоснованными претензиями на одну и ту же землю – исторический абсурд».

В другом месте Харт писал: «Утверждение сионизма, будто Израиль получил своё право на рождение и следовательно легитимацию 29 ноября 1947 года, когда Генеральная ассамблея ООН приняла решение о разделе [Палестины] есть полный пропагандистский нонсенс... Израиль возник главным образом в результате сионистского терроризма и заранее спланированных этнических чисток...».

В утверждениях Алана Харта просматриваются основные аргументы, которыми пытаются обосновать тезис о нелегитимности Государства Израиль:

(а) Государство Израиль – результат колонизации Палестины, страны арабской и мусульманской, европейцами-евреями.

(б) Евреи, принявшие участие в колонизации Палестины – не потомки древних евреев, они евреи только по религии, а не по «крови», и их претензии на Палестину необоснованы.

(в) Создание государства Израиль – результат волеизъявления (реализации права на самоопределение) только одной из этнических групп, проживавших на его территории – евреев.

В современном европейском лево-либеральном дискурсе есть и еще один аргумент:

(г) Израиль – государство одной нации, он пережиток эпохи национализма, якобы уже преодолённого в остальном мире. Нелегитимно государство, в котором одной из живущих в нем этнических групп отдаётся предпочтение.

Посмотрим внимательно на эти тезисы.

Содержание

1.4.1. Государство Израиль нелегитимно, потому что оно результат колонизации арабской и мусульманской страны Палестины европейцами-евреями

Результатом колонизации является не только Государство Израиль, но также большинство государств Америки, Австралия, и т.д. Никто не говорит, что вследствие этого Мексика, Канада, Бразилия, или Новая Зеландия нелегитимны. В ходе создания Соединенных Штатов Америки целенаправленно уничтожалось коренное индейское население страны. Геноцид коренных американцев – историческое преступление; но никто на этом основании не объявляет США государством, не имеющим права на существование. А разве Великобритания – не результат колонизации острова Британия племенами англов и саксов в 5 веке? Делает ли это обстоятельство Соединенное Королевство «незаконным образованием»?

Почти ни одна из территорий, колонизованных «при свете истории», не была ненаселенной, все имели какое-то автохтонное население (пустыми, незаселенными к началу европейской колонизации были, кажется, только острова Зеленого Мыса, а также острова Маврикий и Реюньон в Индийском океане). Строго говоря, не была пустой и Страна Израиля, то есть Палестина – в ней уже жили. Однако лозунг палестинофилов и ранних сионистов «Дать народу без земли землю без народа» основан не на пустом месте, он имел под собой некоторые основания. Представление о том, что Палестина – это страна без народа, не иллюзия, а результат того впечатления, которое она производила на наблюдателей 17-19 веков.

Различные путешественники, посетившие Страну Израиля в этот период по-разному оценивали в своих путевых заметках, какова была степень заселенности страны и кто, собственно, в ней жил. Общее в их заметках – впечатление, что заселены север страны – долина Изреэль (известная христианам как Ездрелонская долина) и Галилея, а также район Иерусалима; центральная и южная части страны пустынны. Совсем не все путешественники вынесли впечатление, что большинство населения Палестины, равно как и большинство населения Ливана – мусульмане. Вот один из примеров:

В 1696 году Палестину посетил голландский географ и филолог Адриан Реланд. Его задачей было установить соответствие между местами, упоминаемыми в Библии, и современными ему местностями Палестины, носившими к тому времени арабские названия. Реланд (он прибыл в Страну Израиля за четыре года до переселения туда тысячи евреев-сефардов во главе с Йегудой хе-Хасидом в 1700 году) воспринял страну как полупустую. Более того, у него не возникло впечатления, что это преимущественно мусульманская страна. Реланд пишет, что большинство населения Палестины было сосредоточено на её севере и кое-где по побережью Средиземного моря. Только Наблус (Шхем) показался голландскому путешественнику преимущественно мусульманским городом: в нем проживало 120 мусульман и семь самаритян. В Иерусалиме, по записям Реланда, было 5 000 человек, большинство из них были евреи, и на втором месте христиане; мусульмане в Иерусалиме были по большей части бедуинами, то есть не являлись постоянным населением города. В Газе жило 500 человек, примерно поровну христиан и евреев. Почти все 700 жителей Назарета были христиане.

В 1870-ые годы, когда османские власти с тревогой заметили, что Палестина опасно недонаселена, в стране проживало несколько более 300 000 человек[1]. Далеко не всё это население было мусульманским, а из мусульман, в особенности к югу от Галилеи, значительную часть составляли бедуины, т.е. непостоянное, кочевое население. Между тем, история говорила, что некогда Палестина имела многочисленное, миллионное и даже двухмиллионное население! Странно ли, что эта страна производила впечатление опустевшей? И что ее мечтали вновь заселить – как христиане, так и евреи?

Колонизацией недонаселенной Палестины после 1878 года (поражения Османской империи в русско-турецкой войне) занимались не только евреи-палестинофилы, но и османские власти. Османы начали привозить в Палестину колонистов-мусульман: боснийцев из отпавшей в 1878 году Боснии; албанцев; черкесов; и т.п. Боснийцы и албанцы были в Стране Израиля не менее пришлым элементом, чем евреи-колонисты из Восточной Европы. Когда в начале 20 века начался экономический подъём Палестины, а заодно и подъём арабского национализма, в Палестину, наряду с евреями, начали въезжать арабы из Египта, Ирака и других стран. Продолжалась иммиграция мусульман в Палестину и во времена британского мандата. Мартин Гилберт оценивает число арабов, иммигрировавших в Палестину из соседних арабских стран с 1919 по 1939 год, как 50 000; есть и более высокие оценки – часть иммигрантов въезжала нелегально. В конце 1933-начале 1934 года только из засушливого сирийского Хаурана в Палестину прибыло 30 000 арабов-мусульман.

Каково бы ни было число арабов, въехавших в Страну Израиля в конце 19 и в 20 веке, важно отметить: в эти годы имела место как еврейская, так и мусульманская и христианская иммиграция в страну. Поразительным образом, многие авторы-антисионисты, пишущие об этом, рассматривают мусульманскую иммиграцию в Палестину как явление закономерное и оправданное (дескать, Палестина – часть арабского мира, пусть и не очень чётко определено, каковы его очертания), а еврейскую иммиграцию – как явление незаконное и неорганичное. Неясно, чего больше в таком подходе: уступки мусульманской ортодоксии, считающей, что всё, что входило в средневековый халифат, в том числе и Палестина, принадлежит Дому Ислама; или расизма, считающего, что «белые» европейские евреи, въезжающие в Переднюю Азию, неорганичны ей и искажают ее антропологический облик. Ну, а если мы напомним таким авторам, что около половины евреев, въехавших в Страну Израиля в 20 веке, въехали из арабских же стран (Йемена, Ирака, стран Магриба) и являются, простите за выражение, «расовыми арабами»? Меняется ли от этого что-либо? Или следует принять суждения такого типа: если из Каира в Яффо приехал мусульманин – это нормально и законно; а если из Каира в Яффо приехал иудей – это ненормально и незаконно.

Землю в Стране Израиля евреи-колонисты покупали, а не захватывали силой, как колонисты в некоторых других странах. Это положение изменилось только с войной 1948 года, начатой не Израилем, а его арабскими соседями. Вот тогда – многие земли были захвачены силой.

Выселение части арабов израильскими властями в 1948 году из многих районов, оказавшихся под израильским контролем, были преступным деянием. Таким же преступным, как тотальное выселение Советским Союзом сотен тысяч немцев из Северного Причерноморья и из Поволжья в 1941-1945 годах, или миллионов немцев из Пруссии, Померании и Силезии. Как и в случае Израиля 1948 года, оправданием такого выселения служила война. Никто, однако, не считал СССР вследствие этого нелегитимным государством. Никто не считает Россию «незаконным образованием» на том основании, что она до сих пор владеет Кёнигсбергом-Калиниградом. Или Польшу на том основании, что она владеет Штеттином-Щецином или Бреслау-Вроцлавом (32,4% территории современной Польши – германские земли, занятые Польшей в 1945 году).

1.4.2. Создание государства Израиль – результат волеизъявления только одной из этнических групп, проживавших на его территории – евреев

Да, это так; именно поэтому план ООН предусматривал раздел Палестины на два государства – еврейское и арабское, с последующим добровольным обменом населением. Тому арабскому населению, которое пожелало бы остаться на территории еврейского государства, и тому еврейскому населению, которое пожелало бы остаться на территории арабского государства, должны были быть предоставлены права этнического меньшинства. Еврейское и арабское государства Палестины должны были войти в экономическую конфедерацию друг с другом.

Раздел Палестины был предложен комиссией ООН исходя из того очевидного предположения, что две этнические группы, живущие на ее территории не смогут ужиться в одном государстве. Одновременно с разделом Палестины происходил – причем при ещё более драматических обстоятельствах – и раздел Индии, и тоже перед лицом того факта, что индуисты и мусульмане не уживутся в одном государстве. В ходе этого раздела практически все индуисты покинули территорию будущего Пакистана, и часть мусульман покинула будущую Республику Индию. Аналогичным образом, с 1948 по 1968 годы подавляющее большинство евреев покинуло арабские страны (16 000 евреев осталось в Марокко и по 4 000 – в Тунисе и Сирии), и часть мусульман покинула еврейское государство.

План ООН создать в Палестине два государства – еврейское и арабское – не реализовался потому, что буквально назавтра после принятия этого решения начались бои между евреями и арабами, а после провозглашения независимости Израиля 14 мая 1948 года началась полномасштабная война между Израилем и его арабскими соседями. Война продиктовала совсем иную схему раздела Палестины. Израиль был создан на несколько иной территории, чем та, которую еврейскому государству отводила комиссия ООН. Арабское государство Палестины не было создано вообще: его территорию, вместе с населением, «растащили» соседи – Египет и Иордания, а также Израиль. Добровольный обмен населением не состоялся – вместо него состоялись выселение или бегство 700 000 арабов израильскими властями, бегство десятков тысяч евреев из района Гуш Эцион и других территорий, оказавшихся под суверенитетом Иордании, «выжимание» 110 000 евреев из Ирака, бегство евреев из Йемена, Египта и Марокко и т.п.

1.4.3. Евреи, принявшие участие в колонизации Палестины – не потомки древних евреев, они евреи только по религии, а не по «крови», и их претензии на Палестину не обоснованы

В самом деле, генетическая связь между евреями, прибывшими в Страну Израиля в 18-20 веках, и насельниками Древнего Израиля неясна и, по-видимому, очень слаба. В какой мере евреи-сефарды Северной Африки и Балкан, евреи-ашкеназы Центральной и Восточной Европы, или евреи-йемениты являются потомками древних израильтян, неясно. В равной степени, однако, неясно и в какой мере современные греки – это потомки древних греков; это не мешает современным грекам занимать примерно ту же территорию, что и древние греки и говорить на языке, близком к древнегреческому.

Факторы, которые делают претензии современных евреев на Землю Израиля обоснованными – это вовсе не «процент крови» древних евреев, который течёт в их жилах. Претензии «сабров», евреев-уроженцев Страны Израиля на эту страну обоснованы по самой простой причине: эти люди родились в Стране Израиля и иврит – их родной язык; это этническая группа, у которой нет другой родины, кроме Страны Израиля. И если кому-то захочется «эвакуировать» их как «колонизаторов» из Страны Израиля, он не сможет этого сделать – куда можно «эвакуировать» человека, у которого один дед приехал из Марокко, другой дед – из Германии, одна бабушка приехала с Украины, а предки другой бабушки жили в Стране Израиля с незапамятных времен. Претензии евреев Диаспоры на Страну Израиля также обоснованы. Ибо в течение последних двух-трёх тысяч лет сотни миллионов людей не затруднялись вопросом, кто такие евреи и откуда они взялись, ибо они знали, что евреи – это потомки древних жителей Палестины (Иудеи, Ханаана, и т.д., как бы эту страну ни называли). Арабы-мусульмане не в меньшей степени, чем христиане и сами евреи, знали: Страна Израиля – это историческая родина еврейского народа. Попытка представить израильтян как некое подобие англичан в Индии или испанцев в Перу ошибочна. Не менее несостоятельна исторически также изобретенная недавно некоторыми авторами теория о том, что у евреев чувства национальной общности и связи со Страной Израиля всегда отсутствовали, и лишь в конце 19-20 веке их начали искусственно насаждать сионисты. Миф об отсутствии в еврейском самосознании национальной компоненты (распространяемый ныне, сознательно или бессознательно, в угоду арабским националистам) является не чем иным, как анахронистическим переносом самосознания современных евреев США и других стран английского языка на евреев всего мира и всех эпох.

И еще один фактор: на протяжение последних 2 000 лет, в тот период, который историки еврейского народа называют периодом Диаспоры, то есть рассеяния, еврейское присутствие в Стране Израиля не прекращалось. В период после разрушения Второго Храма (70 год) евреи не составляли большинства населения страны, но и не исчезали из нее.

1.4.4. Государство Израиль нелегитимно, коль скоро одной из живущих в нем этнических групп – евреям отдаётся предпочтение

Израиль относится к числу национальных государств, то есть государств, возникших как реализация права той или иной нации на национальное самоопределение и продолжающихся далее как выражение воли этой нации к существованию в форме государства. В идеале такое государство предполагает, что все его граждане (подданные) имеют общий язык, культуру и ценности, а также, что все они являются частью единого общества, с его институтами и его проблемами. Примерами современных национальных государств являются Германия, Ирландия, Греция, Сербия и некоторые другие.

В действительности все национальные государства, даже отличающиеся настолько однородным этническим составом как современные Польша и Корея, имеют этнические меньшинства, обладающие другим языком, другой культурой, а иногда и другими ценностями. Титульная нация должна уметь найти способ сосуществования с меньшинствами. Обычно меньшинства получают право на поддержание своих национальных культурных институтов (школа, печать, театр, и т.п.) и религиозных институтов. Всё же, в национальном государстве, имеющем ощутимые национальные меньшинства, титульная нация и национальное меньшинство неизбежно становятся неравноправны. Так, в Румынии, стране, обладающей многочисленным венгерским меньшинством, закон обязывает граждан венгерской национальности знать румынский язык, но он не обязывает граждан румынской национальности знать венгерский язык.

Государство Израиль было задумано и создано как еврейское государство, т.е. как государство еврейской нации и продолжает быть таковым. Между тем, около четверти граждан современного Израиля – неевреи, преимущественно арабы-мусульмане, а официальная культура Государства Израиль не включает их в национальный нарратив. Государственный гимн Израиля («Хатиква») упоминает евреев, стремящихся к Сиону, но не упоминает арабов. Израильский флаг напоминает еврейскую молитвенную накидку – талес, а в центре его помещена звезда Давида – еврейский религиозный символ. Таким образом, ни гимн, ни флаг Израиля не апеллируют к чувствам арабского мусульманского населения страны. Годовой ритм жизни в Израиле связан с еврейскими национально-религиозными праздниками, но не связан с мусульманскими.

Израильский закон определяет Страну Израиля как родину для евреев всего мира, а также для арабов Палестины, что сразу ставит евреев и арабов в Израиле в неравноправное положение. Для евреев есть Закон о возвращении: любой еврей может приехать в Израиль и сразу, прямо в аэропорту Бен-Гурион, получить израильское гражданство; для арабов (вообще, для «полных» неевреев, не являющихся членами семей евреев) въезд в Израиль затруднен, а получение израильского гражданства – ещё более. Справедливо ли это?

Вероятно, sub specie aeternitatis, это несправедливо. Вообще, человечеству лучше было бы жить единой семьёй, не зная ни эллина, ни иудея, не различая ни черных, ни белых, и не отдавая предпочтения ни мусульманам, ни атеистам, ни любой другой религиозной группе. Однако такое юридическое и культурное предпочтение титульной нации – принятая практика в национальных государствах. Германия облегчает натурализацию лицам «немецкой крови», где бы они ни жили до приезда в Германию (действует так называемое jus sanguinis), а в некоторых случаях – и лицам немецкой культуры, но затрудняет натурализацию иностранцев, не имеющих ни генетической, ни культурной связи с Германией. Многочисленные мусульмане, живущие сегодня в Швеции, Дании и Норвегии обязаны уважать национальные флаги этих стран, на которых изображен крест – христианский символ.

Знаменитый математик и лингвист Ноам Хомский возражает против самой концепции «еврейского государства». С его точки зрения, Израиль должен был бы быть «государством всех своих граждан», и это не помешает Стране Израиля продолжать быть «национальным очагом еврейского народа». По Хомскому, идея еврейского государства, равно как и аналогичные концепции «мусульманского государства», «христианского государства», или «белого государства» противоречат либеральной демократии и западной традиции. Однако, как показывает опыт, клеймить еврейское государство в наше время легко, а главное, безопасно, тогда как клеймить мусульманское или христианское государства – уже нет. Поэтому наш математик и сосредоточился на борьбе с еврейским государством.

Сегодняшняя Европа, объединившаяся в Европейский союз, вступила в эпоху постнационализма. В идеале, надгосударство ЕС должно быть в равной степени родиной всем, живущим в нем: французам и немцам, полякам и ирландцам, арабам и бенгальцам, афро-антильцам и просто чёрным африканцам. К этому ЕС постепенно и движется, и европейцы недаром гордятся тем, что они изжили старый национализм. Однако является ли Израиль «белой вороной», единственным пережитком национализма 19-начала 20 века? Конечно же, нет. Майкл Манн пишет во вступительной части к своей статье «Нации-государства в Европе и на других континентах: разнообразие форм, развитие, неугасание»:

«... [М]ногие... убеждены, что нация-государство в Европе переживает упадок и что это свидетельствует о ее более повсеместной тенденции к “уходу на покой”. ... Но... я хотел бы остановиться ещё на двух основных регионах развитого капитализма [США и странах Дальнего Востока], а также на не столь развитом мире. Я покажу, что ослабление нации-государства в Западной Европе является незначительным, специальным, неравномерным и уникальным. ... На большей территории планеты нации-государства всё ещё развиваются или по крайней мере стараются достичь этого. Европа не есть будущее всего мира»[2].

И далее, Майкл Манн показывает, что на восточном краю ЕС – в Чешской Республике, Венгрии и т.д., национализм находится как раз на подъёме, а не на спаде, и что страны Дальнего Востока не вступили да и не собирающиеся вступать в фазу пост-национализма. Британский социолог обошел своим вниманием некоторые арабские и африканские режимы – а жаль...

Итак, оказывается, Израиль в неплохой компании! Уж, во всяком случае, никто не утверждает, что Венгрия и Япония – пережитки 19 века и в своём нынешнем виде не имеют права на существование.

Сноски

  1. Wikipedia, http://en.wikipedia.org/wiki/Demographics_of_Palestine приводит подробную статистику населения Палестины на 1850 год, составленную Alexander Scholch. Alexander Scholch оценил население Палестины на 1850 год как 350 000 человек. Обратите внимание, однако, что в таблице Scholch-а присутствуют такие округа «Палестины» как Аджлун и Сальт, находящиеся к востоку от Иордана, т.е. в Трансиордании.
  2. цит. по Б. Андерсон, О. Бауэр, М. Хрох и др. Нации и национализм. М.: Праксис, 2002, С. 381-382.