Вышел 1-й том комментария Библейская Динамика на английском

Его можно приобрести здесь https://www.amazon.com/dp/1949900207

Приобретите и подарите своим англоязычным друзьям - это ваша огромная поддержка нашей деятельности!




Основные мифологемы современного идеологического антисемитизма●3.3. Миф о еврейской власти в СССР

Материал из ЕЖЕВИКА-Публикаций - pubs.EJWiki.org - Вики-системы компетентных публикаций по еврейским и израильским темам
Перейти к: навигация, поиск


Характер материала: Исследование
Из цикла «Проект "Борьба с интеллектуальным антисемитизмом"». Опубл.: 2013 г.. Копирайт: правообладатель разрешает копировать текст без изменений
Миф о еврейской власти в СССР и постсоветских государствах.
Легенда о всевластных «еврейских жёнах» советских лидеров.

Миф о том, что евреи правили Советским Союзом и несут ответственность за его репрессивную внутреннюю политику

Наплыв евреев в советскую администрацию, в сферу культуры и науки в послереволюционное время привёл к появлению мифа о том, что евреи правят Советским Союзом. Наплыв этот был довольно естественным явлением: в 1920-ые годы в среднем более образованные и более конкурентоспособные евреи заполнили много социальных пустот, созданых революцией. В дальнейшем доля евреев в советской администрации стала уменьшаться.

Заметное присутствие евреев в администрации, особенно в ее среднем эшелоне, породило в более поздний период миф о евреях как группе, несущей ответственность за советскую внутреннюю политику, в частности, за репрессивную внутреннюю политику, за кровь и массовые убийства. Самым жестоким и кровавым событием периода революции была Гражданская война; в ней евреев погибло непропорционально больше, чем неевреев. В межвоенный период самым губительным событием была коллективизация сельского хозяйства. Позже нацисты в своей пропаганде приписывали коллективизацию в СССР евреям и в период оккупации Белоруссии и Украины успешно сыграли на этом мифе, чтобы возбудить ненависть крестьян к евреям. Между тем, коллективизация прошла практически без участия евреев; в частности, в ходе ее подготовки Сталин убрал из ЦК партии еврея Зиновьева и «полуеврея» Каменева, которые были против сплошной коллективизации. Среди коллективизаторов-«двадцатипятитысячников» евреев были единицы, что, вероятно, было сознательной политикой партии.

Есть, однако, представление о евреях, которое вполне согласуется с реальностью: евреев было непропорционально много в карательном аппарате межвоенного СССР — ЧК, ОГПУ, НКВД — и в руководстве пенитенциарной системы, знаменитого «Архипелага ГУЛаг». К концу Гражданской войны евреи составляли до 80 % состава украинского ЧК. В начале 1930-ых годов, как пишет в своей «Русофобии» Игорь Шафаревич, у ОГПУ был председатель Ягода (Игуда), заместители — Агранов, Трилиссер, позже Фриновский; …. А когда Ягоду сменил Ежов [то есть после того, как в 1937 году Генриха Ягоду арестовали и расстреляли — Ежевика], его заместителями были [Борис] Берман и Фриновский". Михаилу Петровичу Фриновскому «не повезло» — из-за экзотически звучащей фамилии его часто принимают за еврея; однако этот сын православного священника был чистокровным русским. Остальные, кроме Ежова, указанные здесь лидеры карательной системы — евреи. Начальником ГУЛага в 1932—1937 годах был Матвей Берман (брат Бориса Бермана); его предшественником недолгое время был Лазарь Коган, а преемником, также недолго, был Израиль Плинер; остальные начальники ГУЛага были неевреи. Колоритной фигурой в руководстве этого ведомства был показанный Солженицыным в «Архипелаге Гулаг» заместитель начальника ГУЛага в годы войны, бывший уголовник Нафталий Френкель.

К этому следует сделать оговорки. 80 % процентов евреев в аппарате ЧК Украины — не причина кровавых еврейских погромов периода Гражданской войны, а их результат. По той же причине в азербайджанской ЧК было непропорционально много армян. Далее, Матвея и Бориса Берманов из истории не выкинешь, равно как и Нафталия Френкеля; но всё-таки, стоит вспомнить и их предшественников, например, создателей Соловецкого лагеря — Глеба Бокия, Ногтева, Васькова, Калугина, Анфилова и других; уместно вспомнить и палача Украины начала 1920-ых годов садиста Степана Саенко, и многих других, совсем неевреев. Братья Берманы, Ягода и Нафталий Френкель, оказывается, были учениками…

Другой «упрямый факт» — это то, что до сих пор ставят в вину евреям народы Балтии: литовцы, латыши и эстонцы. Это участие евреев в советизации этих государств в 1940 году. В июне-августе 1940 года СССР аннексировал три балтийских государства, и большинство евреев, по крайней мере, Литвы и Латвии приветствовали это аннексию; многие евреи при Советах, в 1940—1941 годах пошли служить в советские учреждения, в том числе и в карательные органы НКВД. Заметное присутствие евреев в советских учреждениях до сих пор служит для многих литовцев и латышей оправданием массового, повального участия латышей и литовцев в развязанном нацистами геноциде евреев летом 1941 года.

Участие множества евреев в советизации Литвы и Латвии — факт. Советам трудно было найти себе лояльных помощников в Литве и Латвии, и евреи (кстати, знавшие русский язык и поэтому особенно полезные новым хозяевам) оказались им подспорьем. Евреи-комиссары, назначенные Советами в 1940 году на национализированные предприятия (каждый третий такой комиссар в Литве был еврей) — тоже факт. Верхушка литовского НКВД была литовско-русская, но среди чекистов среднего звена и ведущих следователей евреев было очень много: Розовский, Тодес, Славин, Финкельштейн, Блох, Яцовский, Дембо, Арон Грейс — не миф, а правда. Однако и тут необходимы некоторые оговорки.

То, что евреи Балтии были довольны приходу советских войск в 1940 году, не должно удивлять: альтернативой советской оккупации в 1940 году была нацистская. Многие евреи — и в Литве, и в Латвии — не верили, что маленьким государствам Балтии удастся выжить, имея таких соседей как СССР и Германия. То, как Запад отреагировал на немецкую аннексию чешских земель в 1938-39 гг., они уже видели. Миф о Сталине и о «полном равенстве» в его государстве был силён в еврейской среде. Коль скоро балтийским государствам суждено было быть аннексированными кем-то — то евреи предпочитали, чтобы это был СССР, а не Германия. Аналогичным образом, многие вполне патриотически настроенные литовцы и, в меньшей степени, латыши, предпочитали немецкий «протекторат» советской аннексии.

Приветствовали советизацию в 1940 году не только евреи. В Латвии ее приветствовало многочисленное русское меньшинство. Оно тоже выдвинуло из своей среды нквдистов и советских чиновников. Приветствовала ее и левая интеллигенция, и нередко рабочие, находившиеся под влиянием коммунистов. Молчаливо согласилось с ней пассивное литовское и латышское большинство.

Однако с приходом нацистов в Балтию летом 1941 года гнев националистов обратился только против евреев и изредка против русских, а не против остальных коллаборационистов — например, не против литовских и латышских комсомольцев. И самое главное — жертвами кровавых погромов (фактически массовых убийств) в Каунасе и Паневежисе, Плунге и Тяльшай стали не евреи-НКВДисты (эти успели загодя бежать из Литвы), а традиционные, «символические» евреи — учащиеся и преподаватели йешивы «Слободка» в Каунасе и йешив «Поневеж», «Тельш» и других, а также просто евреи, подвернувшиеся под руку «партизанам»-белоповязочникам.