Вышел 1-й том комментария Библейская Динамика на английском

Его можно приобрести здесь https://www.amazon.com/dp/1949900207

Приобретите и подарите своим англоязычным друзьям - это ваша огромная поддержка нашей деятельности!




Юлий Кошаровский●●Мы снова евреи●Глава 9 Евреи Канады и Австралии включаются в борьбу

Материал из ЕЖЕВИКА-Публикаций - pubs.EJWiki.org - Вики-системы компетентных публикаций по еврейским и израильским темам
Перейти к: навигация, поиск

Книга: Мы снова евреи
Характер материала: Исследование
Автор: Кошаровский, Юлий
Копирайт: правообладатель запрещает копировать текст без его согласия
Гл. 9. Евреи Канады и Австралии включаются в борьбу

Канада

Подавляющее большинство еврейского населения Канады в начале 1950-х годов (около 200 тысяч) составляли потомки выходцев из российской черты оседлости. История разделила советских и канадских евреев всего за два-три поколения до описываемых событий.

С началом холодной войны американцы начали активно окружать своими базами территорию Советского Союза, а Советский Союз изыскивал все возможные бреши вокруг Соединенных Штатов Америки. В этой связи Канада, северная соседка Соединенных Штатов, вызывала у СССР повышенный интерес, подогреваемый еще и постоянным напряжением между двумя ее основными этническими группами: англо-канадцами и франко-канадцами. Заинтересованность СССР в Канаде предоставила канадским евреям дополнительные возможности.

8 марта 1953 года в королевском театре Монреаля состоялся митинг протеста против антисемитизма в России и странах Восточной Европы. Резолюция этого митинга призывала правительство Канады поднять вопрос о положении советских евреев в ООН и обращалась к советскому правительству с призывом обеспечить свободный выезд советских евреев на Запад.

В 1956 году несколько статей о положении советских евреев написал Джозеф Солсберг из Торонто. Солсберг посетил Советский Союз в качестве члена законодательной ассамблеи канадской провинции Онтарио, встречался с советским руководством и с Генеральным секретарем Хрущевым. В результате этих встреч, а также под впечатлением увиденного он пришел к выводу, что советское руководство заражено антисемитскими взглядами. После возвращения Солсберг отказался участвовать в выборах в качестве кандидата канадской компартии и вышел из ее состава.

В 1961 году монреальский раввин Давид Хартман дал добро на демонстрацию студентов у пирса, к которому был пришвартован советский корабль «Ленинград», а студент факультета права Ирвин Котляр организовал демонстрацию студентов в университете Мак Гил. В 1964 году Котляр стал одним из основателей канадской ветви «Студентов в борьбе за советских евреев» в университете Мак Гил. Со временем он станет видным активистом в борьбе за права советских евреев.

Большую роль в пробуждении канадского еврейства сыграли отчеты о поездке в Советский Союз раввина Стюарта Розенберга. После возвращения из СССР раввин начал настоящую кампанию против насильственной ассимиляции и преследований советских евреев. В своих статьях он поводил мысль о том, что «Хрущев осудил Сталина, но дух Сталина продолжал жить в политике советских властей в отношении евреев… Евреям не давали возможности ни полностью ассимилироваться, ни жить еврейской национальной жизнью, ни эмигрировать в Израиль или другие страны, где они смогли бы свободно жить как евреи».

В январе 1964 года Розенберг председательствовал на всеканадской конференции раввинов на тему «Евреи Советского Союза», созванной в Оттаве. После этой конференции канадский еврейский истеблишмент стал все активнее включаться в борьбу. Резолюция конференции, призывавшая к соблюдению равенства религиозных прав советских евреев, была передана советскому послу в Оттаве. На встрече с послом Розенберг привлек внимание собеседника к антисемитской книге Трофима Кичко «Иудаизм без прикрас».

Торговые отношения между Советским Союзом и Канадой успешно развивались. Между странами существовало соглашение о торговле, а в 1963 году было заключено соглашение о поставках канадского зерна и муки. На этом фоне неудивительна повышенная чувствительность советской стороны к еврейской активности в Канаде. В справке, направленной по каналам МИДа 21 января 1964 года, посольство СССР в Канаде в частности сообщало (текст оригинала):

«Реакционные элементы в Канаде в последнее время широко используют в целях раздувания антисоветской пропагандистской кампании вопрос о так называемой „дискриминации“ евреев в СССР… В условиях наметившегося ослабления международной напряженности реакция на Западе использует указанный вопрос для поддержания атмосферы „холодной войны“… Евреи играют особенно значительную роль в канадской экономике… Канадские капиталисты-евреи тесно связаны с капиталистами США.

1. В течение ноября 1963 года представители Канадского еврейского рабочего комитета настойчиво добивались встречи с совпослом для того, чтобы изложить свои претензии в связи с якобы существующей в СССР дискриминацией евреев и вручить по этому вопросу „меморандум“ для отправки Советскому правительству… Их „меморандум“ не был принят…

„Меморандум“ настаивает на том, чтобы было „прекращено поношение иудаизма, еврейской истории и Израиля“, устранена антиеврейская направленность кампании против экономических преступлений и проведена активная пропагандистская кампания против антисемитизма… О посещении совпосольства делегацией Канадского еврейского рабочего комитета было заранее сообщено по радио, а позднее были опубликованы статьи в ряде газет („Глоб энд Мейл“, „Оттава ситизен“, „Оттава джорнэл“, „Торонто дейли стар“ и др.). Все эти статьи в основном излагали содержание „меморандума“ и комментировали его в антисоветском духе.

2. Антисоветская кампания в Канаде по вопросу о мнимой дискриминации евреев в СССР была перенесена в парламент. Стремясь заработать на этом вопросе какой-то политический капитал, лидер оппозиции Дифенбейкер задал 19 ноября в парламенте премьер-министру Пирсону вопрос: „Обращалось ли внимание советского посла на ситуацию, которая становится все труднее за последние месяцы“ (имеется в виду положение советских евреев). Пирсон ответил, что он это выяснит и даст ответ на следующий день (Парламентские дебаты 19 ноября 1963 г., стр.4901). После этого вопрос о мнимой дискриминации евреев в СССР до самого конца сессии служил определенным канадским реакционным кругам в парламенте и вне его в качестве подходящего повода для организации очередной вспышки антисоветской пропагандистской кампании в Канаде.

3.18 октября в Нью-Йорке состоялась „конференция“ по вопросу „о положении советских евреев“ с целью „помочь советским евреям сохраниться как евреям“ („Торонто дейли стар“, 18 октября 1963 г.). Организаторам этого сборища удалось привлечь некоторых видных американцев, таких как негритянский лидер Мартин Лютер Кинг, писатель Артур Миллер и др. В резолюции этой „конференции“ содержалась антисоветская клевета, аналогичная вышеназванному „меморандуму“. Любопытно отметить, что от Канады на упомянутой „конференции“ в Нью-Йорке с грязной антисоветской клеветой выступал ренегат КП Канады Джозеф Солсберг, вышедший из канадской компартии в 1956 году.

4.8 января 1964 г. в Оттаве состоялась всеканадская конференция раввинов с повесткой дня „о религиозном и культурном положении евреев в СССР“. В Советском посольстве было получено приглашение участвовать в обсуждении указанного вопроса, а также принять делегацию представителей конференции. В соответствии с указанием руководства МИД СССР организаторам конференции было отвечено, что вопрос этот носит тенденциозный, надуманный характер и обсуждение его на конференции является попыткой вмешательства во внутренние дела Советского Союза.

Конференция раввинов была рассчитана как очередное пропагандистское мероприятие в кампании по раздуванию „холодной войны“. В конференции участвовало до 50 канадских раввинов, из которых многие являются гражданами США. Присутствовало много представителей прессы, радио и телевидения и просто зрителей (около 450—500 человек)… В целом канадская конференция раввинов дала новый толчок антисоветской пропагандистской кампании в Канаде по указанному вопросу. Более того, она предусматривает поставить эту кампанию на постоянную основу с тем, чтобы реакционные еврейские организации могли в Канаде легко по своему желанию оживлять эту кампанию».

На следующий год тема советских евреев была поднята на Канадском Еврейском Конгрессе, а в 1966 году президент этого конгресса председательствовал на национальной конференции «Евреи России», на которую собралось 300 национальных лидеров из Монреаля, Торонто, Оттавы и других городов. Резолюция конференции призывала советское правительство восстановить еврейские культурные и религиозные права.

Осенью 1966 года раввин Розенберг пригласил писателя Эли Визеля, опубликовавшего незадолго до этого «Евреев молчания», на общегородской митинг. Тысячи пришли послушать известного автора. «Я направился в Россию, привлеченный молчанием ее евреев, — почти прошептал в аудиторию Эли Визель, — и я принес обратно их крик. Меня мучает сегодня не их молчание, а молчание евреев, среди которых я живу».138

Мощный толчок развитию канадского движения солидарности дал Ленинградский процесс. На Первой всемирной брюссельской конференции в поддержку советских евреев (февраль 1971 года) канадская делегация состояла из 40 представителей и была полноправным участником.

В марте 1971 года студенческая организация в Торонто (Давид Содовски, Михаэль Груда, Марк Кларфилд) инициировала звонки к московским отказникам. Им помогала Женя Энтратер, выехавшая из СССР в 1934 году. Помощь отказникам стала делом ее жизни. С 1971 года она стала звонить также от организации «Женщины в поддержку советских евреев».

В 1970 году Премьер Пьер Трюдо объявил о предстоящем визите в СССР в мае 1971 года. Две делегации Канадского еврейского конгресса встретились накануне его визита с высокопоставленными государственными чиновниками, и им было обещано, что премьер-министр поднимет вопрос о положении евреев на встрече с советским руководством.

Визит канадского премьера пришелся на пик судебных преследований активистов сионистского движения. Трюдо прилетел в Москву шестнадцатого мая, на пятый день Второго ленинградского процесса, проходившего с одиннадцатого по двадцатое мая, и жестокие приговоры были объявлены еще во время его визита. Через четыре дня после окончания ленинградского процесса начинался процесс в Риге. На следующий месяц были назначены процессы в Свердловске, Кишиневе, Одессе. Канадские евреи чувствовали себя просто обязанными поднять этот вопрос перед лидером своей страны. Хайман Бессин, президент сионистской организации Канады, послал в Москву телеграмму с выражением озабоченности серьезным ухудшением ситуации в области прав человека в Советском Союзе. В этой телеграмме отмечались девять суровых приговоров на Втором ленинградском процессе, намечавшаяся судебная расправа над четырьмя активистами Риги, девятью активистами Кишинева и процессы в других городах.

По возвращении Трюдо сообщил о достигнутом им прогрессе, о заверениях премьера Косыгина, о значительном количестве разрешений на выезд, но это не убедило еврейских лидеров. «Исполнительный директор Канадского еврейского Конгресса Саул Хаяс полагал, что Трюдо был недостаточно настойчив. Он послал ему телеграмму, подчеркивавшую, что реальное отношение советских властей к еврейской эмиграции выражается в суровых приговорах, призванных запугать других евреев и удержать их от подачи документов на выезд».

Ответный визит премьера Косыгина был запланирован на октябрь того же года. Перед визитом «для разогрева» в Канаду направили грузинский ансамбль песни и танца. На гастролях в Торонто и Монреале ансамблю пришлось познакомиться с канадским филиалом «Лиги защиты евреев» раввина Кахана. На представлении в Монреале, как только погас свет, члены лиги разбросали листовки, осуждающие приговоры в Ленинграде, а на сцену полетели банки с красной краской. Они также выпустили в зал двадцать белых мышей, к хвостам которых были привязаны дымовые шашки. Представление было сорвано.

Тема советских евреев стала предметом обсуждения в десятках летних молодежных лагерей.

В августе во время «Дня Советского Союза» на Всемирной выставке в Монреале, двенадцать еврейских женщин, одетых во все черное, демонстрировали перед представительством «Аэрофолота».

Власти Канады, обеспокоенные возможными актами насилия во время визита высокого гостя, выразили Канадскому еврейскому конгрессу (КЕК) свое беспокойство и заявили, что это может ослабить позицию канадского правительства на переговорах и не позволит ему должным образом выразить свою озабоченность, в том числе, и по еврейскому вопросу. Президент КЕК Монрой Абби пообещал проявить сдержанность. В заявлениях для прессы подчеркивалось, что еврейская община не возражает против визита Косыгина, но при этом хочет выразить озабоченность положением советского еврейства.

Косыгин прибыл в Оттаву 18 октября. В этот день 60 раввинов пришли к советскому посольству в Оттаве. Усиленный мегафоном голос обвинял советское правительство в преследовании евреев, насаждении антисемитизма, насильственной ассимиляции и требовал предоставить им те же права, что и другим гражданам Советского Союза. После демонстрации напротив советского посольства, одетые в талиты (ритуальные накидки) раввины отправились к парламентскому холму, где провели в молитвах всю ночь и утром, когда оба лидера, Трюдо и Косыгин, приехали в Палату Представителей парламента, они увидели молящихся раввинов. Фотография одного из них с шофаром (ритуальным горном) обошла центральные канадские газеты.

В продолжение того же дня тысячи демонстрантов собрались по соседству с советским посольством и скандировали: «Откройте ваши железные ворота, дайте нашему народу эмигрировать». Затем демонстранты отправились к зданию Верховного Суда. Над ними кружил легкий самолет с плакатом: «Или дайте им жить как евреям, или отпустите».

Так продолжалось в течении всех восьми дней визита. Где бы Косыгин не появлялся, проходили демонстрации протеста. Их устраивали не только евреи. Были и украинцы, имевшие достаточно мощную общину, и прибалты, и болгары. Канадская пресса, подробнейшим образом освещавшая визит, отмечала, что он проходил под тенью еврейских протестов. "После визита Косыгина раввин Плот писал в газете «Канадские еврейские новости»: «В одном мы уверены — господин Косыгин слышал нас, иначе он не посвящал бы столько времени опровержению наших доводов».

Активность канадской еврейской общины не ослабевала на протяжении всего периода борьбы за свободную еврейскую эмиграцию. Канадский еврейский конгресс, канадское отделение женской организации «Тридцать пять», Ирвин Котляр внесли свой непропорционально высокий вклад в эту борьбу. Канадские парламентарии вскоре стали навещать отказников, а канадское посольство открыло перед ними свои двери.

Австралия включается в борьбу

В 1962 году правительство далекого Австралийского континента подняло в Организации Объединенных наций вопрос о тяжелом положении советских евреев. Казалось бы — где Австралия и где советские евреи. Но, оказывается, в Австралии в то время жил молодой, 28-летний Изи Либлер, и ему удалось убедить австралийское правительство пойти на этот шаг.

— Как вам это удалось? — спросил я его.

— Тогда в Австралии было правое правительство, и оно подняло эту тему, чтобы поставить в неловкое положение австралийских левых, защищавших Советский Союз и его политику. Я просто воспользовался ситуацией. Еврейская община была тогда мной недовольна, потому что я сделал это вопреки мнению некоторых ее левых членов.

— А как вы сами прониклись этой темой… в Австралии?

— Долгая история. До войны мой отец занимался алмазным бизнесом в Бельгии. Наша семья успела выехать последним пароходом… в августе 1939 года. А первого сентября началась война. Таким образом, пятилетним ребенком я попал в Австралию. Там в то время была очень небольшая еврейская община, около 30 тысяч. Мой отец стал лидером общины в городе, в котором мы поселились. Он также возглавил протест новоприбывших против англо-еврейской части общины, которая была слишком конформистской и выступала против сионизма, против действий «Хаганы» в Палестине. Бóльшую часть моей семьи уничтожили нацисты. Я слышал много раз, что во время войны евреи не сделали того, что они должны были сделать… Мой отец ненавидел Сталина… Эти чувства жили во мне, когда я учился в университете в Мельбурне и изучал политические науки. Я выбрал в качестве темы советское еврейство, много читал о нем, изучал… Тогда говорили, что советское еврейство ассимилировались. Я не мог согласиться с тем, что они все полностью растворились, исчезли как евреи. Изучение вопроса подтверждало, что моя интуиция работает верно…

— Откуда вы брали информацию?

— О, она была. На Западе было известно о расстрелянных еврейских писателях, об антиеврейских кампаниях Сталина. Австралия с этой точки зрения стала одной из наиболее продвинутых стран, потому что я много писал об этом… Я был зол на Нахума Гольдмана, выступавшего за тихую дипломатию. Он считал, что на такую мощную страну как Советы можно воздействовать только уговорами и убеждениями в искренних дружеских намерениях. Мы не могли победить с такими людьми. Я рос в условиях, в которых доминировала другая доктрина — победить можно только путем конфронтации, когда вы не боитесь поставить противника в унизительное положение. Кроме того, у меня был достаточно агрессивный характер. Вы знаете, когда я учился, я мечтал после окончания учебы уехать в Израиль, продолжить там учебу и стать дипломатом. Мне удалось полгода проучиться в Еврейском университете в Иерусалиме делая докторат о Советском Союзе, но в 1957 году умер мой отец, и мне пришлось вернуться. Если бы не это, вполне возможно у меня была бы совершенно другая жизнь… и это, наверное, была бы катастрофа.

— Почему?

— Знаете, у меня много достоинств, но я не очень хороший дипломат.

— Что интересовало вас в советском еврействе?

— Все. После того, как мне удалось добиться успеха в 1962 году, это стало страстью, самой важной темой… В 1964 году начались экономические преследования, получившие большую прессу.

— В каком контексте правительство Австралии подняло в ООН вопрос о советских евреях?

— Оно потребовало от Советского Союза прекратить антисемитизм и восстановить право евреев изучать свою культуру. Нехемия Леванон одобрительно говорил о том, что правительство Австралии подняло этот вопрос. С тех пор я уже не останавливался. В 1964 году я написал книгу «Советское еврейство и права человека». Генеральный секретарь австралийской компартии, не еврей, прочитав книгу настолько растрогался, что дал ей свое благословение. С его напутствием книга получила большую прессу. Лишка («Натив») посылала меня с этой книгой в разные страны к еврейским коммунистам, чтобы привлечь их к борьбе за советских евреев. После этого я опубликовал диалог с австралийской компартией: они поддерживали со мной переписку о советских евреях, цитируя при этом Нахума Гольдмана. Я использовал это для критики его позиции. В 1965 году я выступил на правлении «Всемирного Еврейского Конгресса», где представлял Австралию, и сказал: "Господин Гольдман, пора прекратить вашу политику штадланута (обхаживания). Меня встретили аплодисментами. Это так рассердило Гольдмана, что он встал и выступил против меня с полуторачасовой лекцией. Наутро я проснулся знаменитым.

— Вы ведь много раз посещали Советский Союз…

В первый раз — в 1978 году… Австралийское правительство назначило мою туристическую компанию ответственной за доставку австралийской олимпийской сборной и за билеты на игры для Австралии. Я встречался с отказниками Абрамовичем, Престиным и другими… КГБ все время ходил за мной. Я выехал из России с чувством, которое может испытать только религиозный человек: создать этих страстных сионистских активистов могла лишь Божественная сила.